« 2019 г. »
« март »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
.: 20.1.2020 :.
19.01.2020

сексуальное купе

Первое, что я увидел, проснувшись, была почти голая попка попутчицы с противоположной полки. Мой взгляд уперся в эту едва прикрытую кусочком ткани полупрозрачных трусиков попку и никак не хотел отрываться от приятного зрелища. В купе было жарко и душно, и поэтому неудивительно, что девушка во сне ворочалась, простыня сбилась и предательски выставила на показ интимную часть тела.

Дедок на нижней полке мирно похрапывал, выводя какое-то подобие "Марсельезы", вторая нижняя полка была свободной, и поэтому никто не мешал мне наслаждаться видением. У меня и без того по утрам очень сильная эрекция, стоит ли говорить что чувствовал при виде такой картины. Член просто звенел, как чешский хрусталь.

Прошло минут двадцать, когда девушка начала ворочаться. Я быстро сомкнул глаза, чтобы не быть застигнутым за подглядыванием. Через неколтрое время чуть разомкнул веки. Попутчица не просыпаясь повернулась на спину. Теперь простыня открывала почти половину ее тела. Было видно, что на девушке кроме тех полупрозначиных трусиков ничего не надето, и стал ждать, когда она повернется еще раз и выставит на показ грудь, что топорщилась под тонким ситцем застиранной до желтизны простыни. Не дождался.

Через некоторое время соседка проснулась, сладко потянулась и повернулась на бок. Наши взгляды встретились.

-С добрым утром!

шепотом поздоровался я, чтобы не разбудить дедулю.

-Угу,поздоровалась она в ответ и ничуть не смуившись выставленной на показ наготы, натянула простыню, при взмахе продемонстрировав мне и груди и снова закрыла глаза. Мне в этой неприветливой хоть и симпатичной компании предстояло провести еще почти сутки.

Я подождал, пока член опадет, потом встал, сходил умылся и побрился. Девушка за это время надела длинную футболку и лежала поверх белья.

Я взял книгу, но прочитанное не фиксировалось мозгом, занятым недавними наблюдениями, а взглят к тому же то и дело скользил мимо книги в зеркало, в котором были слегка полноватые едва прикрытые футболкой стройные ноги. Девушка их слегка раздвинула, и мне опять были видны те самые тонюсенькие трусики, под которыми темнел заросший волосами лобок. Моя попутчица явно надо мной издевалась.

Дедок тоже проснулся, сходил в туалет, вернулся гладко побритым и благоухая хорошим одеколоном.

-Ну, что, молодежь, будем завтракать?

Я чтобы избавиться от созерцания обнаженных женских ног, с готовностью переместился на свободную нижнюю полку, достал взятые в дорогу припасы и выложил их на столик. Дед тоже выложил свои. Нам этого могло хватить на завтрак, обед и ужин и еще накормить пассажиров соседнего купе.

-Элечка, вставай завтракать, а то ехать еще долго, да и кто там тебя в Москве кормить будет.

Элла села, свесила ноги и стала неуклюже спускаться прямо перед моим носом. Ее футболка задралась и заголила тело до самых трусиков.

-С добрым утром, Виктор Петрович!

-А с молодым человеком почему не здороваешься?

-А мы с ним уже здоровались, пока Вы спали.

-Кстати, мы не познакомились.

-Да я ваши имена уже услышал, а меня зовут Руслан.

-Вот и чудненько. Ну, приступим?

-Я только сначала умоюсь.

Элла встала на диван и достала с полочки свое полотенце. Ее ноги опять были почти у моего лица.

Когда девушка вышла из купе, дед восторженно произнес:

-Вот шалава! Будь я годков на двадцать помоложе, приударил бы.

Этой своей фразой он как бы дал мне рекомендацию.

-Замужняя женщина, ребенку пять лет, муж красавец, вчера ее провожали, а вот поди ж ты, крутит жопой, все напоказ выставляет, мужиков подразнить. А мы и падки на таких шалапутых.

Я во время этого старческого брюзгливого монолога встал и пошел к проводникам за кофе. Пока платил, пока наливал кипяток, Элла уже вернулась и села у окна. Я поставил чашки и сел рядом.

-А Вы, Руслан, по какой части занимаетесь?

-По научной.

-Преподаете?

-В НИИ.

-Кандидатскую защитили?

-Уже и докторскую тоже.

-Да, теперь это быстро.

-Господин профессор, позвольте за Вами поухаживать. Давайте я Вам бутерброд сделаю.

И снова в ее манере, в интонации слышалась скорее издевка, чем простое кокетство.

Вообще-то я всегда ужасно не любила пай-мальчиков, таких интеллигентиков.

Виктор Петрович перевел разговор на жизнь, на цены, на политические прогнозы. Завтрак наш за разговорами затянулся часа на полтора. И я еще дважды ходил за кофе.

Было видно, что разговоры эти нашей попутчице скучны, и наконец она не выдержала:

-Ну почему у нас мужики вечно только в лесу о бабах, а при бабах о лесе. Вот скажите, господин профессор, какие вам женщины нравятся?

-Всякие, лишь бы было приятно общаться.

-А сексуальные или "синий чулок"?

-Если о сексе говорить, то, наверное, приятнее с сексапильной, а если о повышении нефтеотдачи пластов, то можно и с "синим чулком". Мы парировали еще довольно долго, потом Виктор Петрович сказал:

-Ну, ваше дело молодое, а мне после еды и вздремнуть не грех. Не обессудьте.

Он лег, повернулся к стене и через пару минут начал похрапывать.

Мы вышли в коридор, чтобы не мешать ему видеть свои партийные сны.

Терпеть не могу стояние в вагонном коридоре. Постоянно мимо идут люди, толкаются, надо все время оглядываться, чтобы пропустить очередного пассажира в ресторан или из него.

-А может мы перейдем в ресторан и там посидим,предложил я.

Ресторан был в соседнем вагоне. Посетителей развлекали каким-то боевиком с морем крови и десятками застреленных и раздавленных автомобилями. Благо фильм шел уже давно. Мы потягивали вино и говорили о пустяках. Очередной фильм оказался эротическим.

-Да, поездочка, протянул я.

Целый день сплошная эротика.

-Ой, только не говорите, что Вам не нравилось на меня смотреть.

-Наоборот! На красивую женщину да еще обнаженную отчего не смотреть.

-Так что же вам не понравилось?

--Я же живой человек. Любые эмоции должны иметь выход. Сексуальные в том числе.

-А вот это уже Ваши проблемы.

-И с Вами их не решить?

-Ну, не знаю, не знаю, протянула Элла, подняла фужер с вином и посмотрела поверх него.

-За что выпьем?

-Конечно, за красивых и соблазнительных женщин. Которые рядом.

Так за пустяковыми разговорами мы досмотрели фильм, который эротическим можно было назвать только закрыв глаза и уши, чтобы не видеть, как почти половину экранного времени герои откровенно занимаются любовью вдвоем, втроем и большем скоплении участников, чтобы не слышать сладострастные стоны распаленных неутомимыми любовниками девушек и рычание получающих оргазм самцов. Похоже, Эллочку фильм с учетом выпитого вина сильно возбудил: щеки ее разрумянились, мочки ушей налились кровью, будто крупные ягоды спелой клюквы.

Когда на экране монитора появились титры, мы встали и пошли в свой вагон. Я надеялся спровадить соседа поужинать, на случай, если он не захочет, договориться с проводницей об переселении в свободное купе. Я даже готов был заняться сексом в тесном пенале не пряностями благоухающего вагонного туалета.

В купе нас ждал сюрприз в лице симпатичной худенькой девушки с наушниками плейера. На наше появление и приветствие она никак не прореагировала, будто ничего перед собой не видела. Виктор Петрович повернул голову:

-Явились? Ну, а я еще посплю. Отвернулся и вскоре снова тоненько захрапел. Времени было уже достаточно, чтобы отходить ко сну, поскольку поезд прибывал ранним утром, а с учетом санитарной зоны, проводники начинают поднимать пассажиров за два часа до остановки на перроне.

Проводница на мой вопрос о свободном купе понимающе улыбнулась и развела руками:

-Под завязку. У других тоже знаю, что нету.

Когда я после безрезультатных переговоров вернулся к себе, новая пассажирка, которую я мысленно окрестил мышкой, разобрала постель и лежала поверх простыни. Уши ее по-прежнему были закрыты наушниками. Виктор Петрович крепко спал, Элла кокетливо улыбалась со своей полки, дразня призывной улыбкой и оголенными короткой футболкой ногами. Поскольку мышка лежала с закрытыми глазами, я выключил свет, погрузив купе в густую темноту, легко вспрыгнул на свое место и вытянулся, положив руки под голову.

Некоторое время я лежал с открытыми глазами, привыкая к темноте. Через пару минут от огней еще недалекого города у нас воцарился плотный полумрак, в котором можно было различать очертания небольшого пространства. С соседней полки послышался шорох, я скосил глаза и увидел, как Эллочка стягивает с себя футболку, оставаясь в одних прозрачных узеньких кружевах трусиков.

Девушка положила футболку на полочку для полотенца и легла на спину поверх простыни, выставив вверх сексуально покачивающиеся от движения вагона тугие груди. Я не выдержал пытки, вытянул руку и начал осторожно гладить девушке плечо. Она тут же положила свою ладонь поверх моей. Мои пальцы от плеча перешли к шее, затем к щеке, коснулись губ. Элла слегка повернула голову , чтобы мне было удобнее.

Минут пять я водил средним пальцем по ее пересохшим губам, едва их касаясь, потом ладонь моя стала опускаться ниже. Я медленно провел по шее и стал пробираться к груди. И вот она уже в моей ладони, такая желанная и возбуждающая. Я полностью накрыл ее своей ладонью, сильно сжал, ослабил, снова сжал, отпустил, потрогал набухший сосок, поводил пальцем вокруг него. Все это время рука девушки была поверх моей, будто контролируя ее движения, но ничуть не мешая проявлению вольностей.

Я осторожно снял свою руку с груди девушки. Она недоуменно повернула ко мне голову. Но я повернулся набок и вытянул на соседнюю полку правую руку, чтобы было значительно удобнее.

Не знаю, сколько времени продолжались эти ласки, но мне хотелось большего. Я снова убрал руку и в одних трикотажных плавках спустился на пол. Дедок мирно похрапывал, повернувшись к стене, девушка-мышка тоже лежала лицом к стенке вагона. Ее дыхания не было слышно, и я решил считать, что она безмятежно спит.

Я придвинулся вплотную к полке, прижавшись бедром к холодному краю столика, нетерпеливыми руками взял голову Эллочки, придвинул ее к краю полки. Она не сопротивлялась, облизнула губы и жадно приникла ими к моим пересохшим. Некоторое время мы просто страстно целовались. Сначала тщетно стараясь не шуметь, а затем вовсе забыв о всякой предосторожности и том, что в купе кроме нас едут еще два пассажира.

Через какое-то время моя рука опустилась Эллочке на грудь. Я то сильно сжимал ее , то лишь осторожно касался соска, водил по нему кончиком пальца. Потом я оторвался от губ и приник поцелуем к свободной правой груди девушки. Тело ее сразу же напряглось, спина выгнулась. Теперь, завладев и второй грудью, я мог одну из них оставить. Ладонь моя стала опускаться ниже, погладила напрягшийся живот, дошла до кромки узеньких трусиков, погладила бедра до самых колен, по внутренней стороне бедра поползла обратно. Эллочка шире раздвинула ноги, чтобы не мешать этим ласкам.

Пальцы мои дотянулись по внутренней стороне бедер до легкой ткани. Я стал водить пальцами по скользкому шелку трусиков вокруг набухшего влагалища. Ткань мне мешала, но я не спешил. Еще через несколько минут такой ласки с одновременным целованием груди мои губы легкими поцелуями стали покрывать живот девушки, пальцы шаловливо полезли под узкую полоску трусиков, легли на пухлые губы влагалища и стали осторожно водить по их краю. Я делал бы это довольно долго, возбуждая девушку все больше и больше, но ее ладонь накрыла мою и сильно прижала, утопив пальцы в горячей глубине промежности. Ноги сильно сжали мою руку и задрожали в конвульсиях. Я быстро приник губами к открытому рту девушки, она издала негромкий протяжный стон, а потом страстно впилась в меня поцелуем, удерживая сильно сжатую руку между все еще дрожащими ногами.

В это время я услышал легкое шевеление на нижней полке, видимо, девушка-мышка во сне поворачивалась удобнее. Мне было все равно, даже если бы она и проснулась. Кто она? Просто попутчица, с которой ранним утром расстанемся навсегда, может быть даже не взглянув в глаза друг другу. Думал ли я о ней, о ее оценке нашего с Эллой поведения в пылу такой дикой страсти. Я уже был готов вскочить на верхнюю полку, взять попутчицу в крепкие объятия, вогнать в ее распаленное моими пальцами влагалище свой торчащий член и изо всех сил биться внутри нее, безуспешно пытаясь достать самого дна.

Похоже, Эллочка тоже была к этому готова, хотя дрожь в ее теле прекратилась, ноги расслабленно вытянулись, ладонь больше не вдавливали так сильно мои пальцы. Но ткань трусиков мне начинала мешать и раздражала. Я вынул пальцы из влагалища и стал стягивать с девушки трусики. Она с готовностью приподняла свой зад и рукой, которая только что пленила мою ладонь, помогла избавиться от остатков своей одежды.

Ноги Эллочка оставила согнутыми в коленях, но развела их в стороны настолько, насколько позволяла ширина вагонной полки. Я снова стал целовать девушке грудь, дотянулся рукой до влагалища и стал едва касаясь его пальцами, водить по краю пухлых половых губ. Были они совсем влажными и нетерпеливо ждали меня внутрь. Я прислушался к тишине вагона. Дед по-прежнему спал, девушки-мышки не было слышно. Прежде, чем забраться к Эллочке, я решил еще пару раз довести ее до оргазма пальцами. Мне нечасто попадались такие чувственные женщины, которые настолько легко достигали вершины наслаждения от одних только пальцев и поцелуев, и потому мне хотелось доставить удовольствие еще несколько раз именно таким способомЯ стал губами слегка касаться губ девушки и так же осторожно водить пальцами вдоль ее влагалища и вскоре почувствовал, что моя случайная подруга близка ко второму оргазму. Я решил довести ее до кульминации именно такими легкими касаниями верхних и нижних губ. Еще минута и ноги ее снова сильно сжали мою ладонь, а руки обвили мою шею и плечи и изо всех сил сдавили в объятиях. И негромкий стон известил об оргазме.

И тут я от неожиданности дернулся всем телом: на мою ногу выше колена легла ладонь девушки-мышки и стала медленно подниматься вверх. Элла почувствовала, как я дернулся и прошептала:

-Что случилось? Тебе что-то не понравилось?

-Ничего, просто я коснулся ногой холодного края столика.

Девушка почти беззвучно рассмеялась, не выпуская меня из своих объятий. Она хотела продолжения любовных игр. Я всей душой, всем сердцем и тем, что напряглось в плавках, был за это же продолжение, но неловкость вызывала горячая ладонь девушки с нижней полки, которая гладила мое бедро, медленно поднимаясь все выше и выше.

Снова я принялся целовать Эллочку в ее тугую грудь и снова начал гладить края ее влагалища с каждым новым движением подводя девушку к очередному оргазму. И он не заставил себя ждать. Снова сильно сжатая ногами моя ладонь, снова сильные объятия и сдавленный стон наслаждения.

Между тем ладонь девушки-мышки уже гладила поверх плавок мой до боли в мошонке напряженный член, вот-вот готовый порвать трикотаж, своевольно вырваться на свободу и брызгать накопившейся за день возбуждения спермой. Теперь я не мог просто сосредоточиться на одной только Эллочке, вынужденный прислушиваться к тому, что проделывает соседка по купе с нижней частью моего тела, всегда сбивавшей разум на удовлетворение ее плотских потребностей.

Когда Элла была близка к четвертому оргазму, когда тело ее напряглось в ожидании приближающейся конвульсии наслаждения, я услышал на нижней полке шевеление, хотя ладонь девушки ни на миг не прекращала поглаживания набухшего под плавками члена. По тому, как с обеих сторон к моим ногам прижались ноги девушки, я понял, что она села, чтобы было удобнее играть с моим детородным хозяйством. Но как далеко она зайдет в этих своих играх? Как только Мышка уселась, на помощь ее правой руке пришла левая. Она погладила меня по ягодицам, и вот уже обе ладони стягивают с меня плавки, освобождая давно притомившийся в неволе член. Он с удовольствием выпрямился и тут же попал в ухватившие его ладошки. Они гладили его по всей длине, трогали напрягшуюся мошонку, осторожно сжимали переполненные яички, обнажали головку и натягивали на нее крайнюю плоть, которая тут же стягивалась обратно.

Не могу покривить душой и сказать, что мне это не понравилось. Наоборот, я был в полном восторге, но от ощущений собственных меня отвлекла Элла. Она тоже хотела продолжения ласки, и я их продолжил. Кончиком языка я стал водить по ее полуоткрытым губам, она тут же высунула свой и стала им жалить. Ладонь моя продолжила гладить края влагалища, осторжно касаясь больших половых губ, но вот рука Эллочки опустилась вниз, надавила на мои пальцы, утопив их в горячей глубине страждущего зева, некоторое время лежала сверху, затем отползла на живот. Я стал двигать пальцами, имитируя движения члена. Я чувствовал, что еще несколько секунд таких движений, и моя партнерша получит новый оргазм. За миг до его наступления ее ладонь с живота стремительно пустилась к влагалищу, подсунулась под мою и стала теребить клитор. И вот уже снова все тело девушки забилось в конвульсиях оргазма. И в это же время я почувствовал, как к моей головке осторожно приникли поцелуем губки девушки-мышки. Некоторое время она едва прикасалась к моей набухшей головке, потом нерешительно стала вбирать ее в свой маленький ротик. И вот уже гловка захвачена полностью, но только затем, чтобы тут же освободить ее и начать целовать член по всей свободной от пальцев длине.

-А ты не хочешь забраться сюда ко мне?прошептала чуть слышно Элла.

Дедок спит, девушка, кажется, тоже.

Какое-то время я был в сильном замешательстве. Что делать? Освобождаться от ласк девушки-мышки и заняться над ее головой настоящим сексом? Сказать Элле, что нижней частью моего тела, столько времени невостребованного ею, уже завладела другая? Какова будет на это ее реакция? Возмущение? С какой стати? Я что, ее муж? Досада? Но она целый день лишь дразнила меня, а девушка снизу просто взяла и стала доставлять удовольствие. Возбудится еще больше? Что мы тогда будем делать, если дед проснется?

Пальцы мои по-прежнему находились внутри Эллочки. Я слегка шевелил ими, делая круговые движения. Чувствовалось, что девушка снова близка к оргазму. Ее чуть слышно шепчущие губы находились рядом с моими, я прикрыл их и поцелуем прервал разговор. Наши языки снова встретились, начали трогать друг друга, ее ладонь снова подлезла под мою и стала легонько гладить клитор все убыстряя движения. И вот снова сильное объятие свободной рукой, страстный долгий поцелуй жадным ртом, дрожь всего тела и протяжный сдавленный стон.

Через минуту Элла оправилась от очередного оргазма и снова позвала меня к себе на верхнюю полку:

-Я тебя хочу всего-всего,едва слышно прошелестела она.

И я решился открыться:

-Не могу,прошептал я так же еле слышно.

Моим членом завладела девушка снизу.

Какое-то время Элла осознавала услышанное, потом придвинулась к краю полки и свесила голову вниз.

В это время поезд пролетал мимо какого-то полустанка, и лучи необычайно ярких после столького времени темноты уличных фонарей, начали изо всех сил хлестать по окнам скользящих мимо вагонов, будто вспышкой фотоаппарата на доли секунды ослепительно выхватывая у темноты спрятанную ю действительность и в то же время заставляя зажмуриваться. Но этих четырех или пяти световых пощечин было достаточно, чтобы Элла разглядела, как бережно целует мой торчащий член девушка с нижней полки. Это зрелище ее возбудило еще сильнее, и по-прежнему лежащая на клиторе ладонь начала быстро-быстро теребить его. Я движениями своих пальцев помог Эллочке достичь сильного оргазма, самого сильного за все наше занятие любовь.

Полустанок остался позади, в купе снова воцарилась темнота, тишину которой нарушал негромкий храп Виктора Петровича да изредка звучали сладкие причмокивания девушки-мышки, когда вагон неожиданно качало, и мой член выскальзывал у нее изо рта.

Элла еще некоторое время лежала свесив голову и в едва различимой темноте наблюдала за тем, что делает со мной наша попутчица, затем убрала свою руку с влагалища, осторожно вытянула мои пальцы. И пока я соображал, что она решила предпринять, девушка села на край полки, уперлась ногой в другую, перебросила вторую ногу через меня, и я оказался между ее ног. Руки ее обняли меня за голову и настойчиво стали пригибать. Я прижался губами к животу, который от неудобной позы сморщился складками, но руки двигали мою голову вниз, и я без сопроотивления поддался. Губы мои коснулись влажного влагалища, только что терзаемого нашими руками, я осторожно поцеловал его, высунул язык и стал водить им вдоль больших половых губ, стараясь засунуть как можно глубже.

И вот уже руки сильно прижимают мою голову вниз, бедра сдавливают с обеих сторон, и тело девушки бьется в сильной конвульсии наступления нового оргазма. Прижатые к ушам бедра не дают мне услышать привычно сдавленный стон. Я могу о нем только догадываться по тому, как раслабленно опускается живот партнерши. И едва тело оттрепетало от этого оргазма. Как тут же наступил следующий, затем еще один, еще... И в этой череде я перестал себя контролировать, и не в силах больше сдерживаться, струя за струей начал вливать в ротик девушки-мышки накопившуюся за столь бурный вечер и прошедший день сплошного возбеждения сперму.

С каждым новым толчком, каждым непроизвольным движениям члена навстречу принимающему его нектар ротик, в мое сознание билась мысль о допущенной мною несправедливости. Я весь вечер доставлял удовольствие девушке с верхней полки, удовольствие, от которого она получила не меньше десятка бурных оргазмов, а мне помогает избавиться от напряжения девушка снизу, которую я ни разу не погладил, не поцеловал.

Я опустил руку вниз, ласково провел по волосам моей попутчицы, наткнулся на наушники, опустился на плечо. Девушка была одета. Я погладил ее плечо, опустился ниже, провел по небольшой, упрятанной в бюстгалтер грудке. Она отвела мою руку и легла.

…Утром она тоже не произнесла ни слова, глядя в окно на мелькающие мимо деревья, дома и платформы электричек. Элла кокетливо и жадно смотрела на меня, будто стараясь запомнить на всю оставшуюся жизнь. Виктор Петрович суетливо собирался и жаловался на то, что не выспался. А у меня на душе было от чего-то нехорошо. Я чувствовал себя виноватым перед девушкой-мышкой. Как только поезд остановился, первым из купе выскользнула Элла, которую тут же на перроне заключила в объятия ее родственница, затем с кряхтением протиснулся Виктор Петрович.

-Может мы встретимся,неловко спросил я девушку-мышку.

Она молча и едва заметно покачала головой.

-Спасибо за гуманитарную помощь!

Она слегка пожала плечами и пошла вдоль вагона к выходу

18.01.2020

вещий сон

8.00 утра, платформа киевского метро, станция "Золотые ворота". В подъезжающем вагоне пустота, сидит один сонный грустный парень, явно о чем-то задуманный. Внезапно, на его лице появляется улыбка, а в это время в опустевший вагон заходит девушка, на первый взгляд ничем не выделяющаяся.

Но это лишь на первый взгляд. Да, он знает, это не просто девушка, это его мечта, которую он потерял год тому. И вот, сегодня он увидел ее за все прошедшее время в первый раз. Его взгляд засмущал ее, на лице появился оттенок негодования и возмущения.

Света подумала "Какой он нахал. Окидывает меня с головы до ног циничным взглядом и это после того, как он врал мне на каждом шагу, с первой нашей встречи. Он сегодня особенно красивый. Я его до сих пор люблю. О Господи, мне надо держаться от него на расстоянии, потому что я уже начинаю чувствовать нарастающее возбуждение".

В это время Юра подумал о Светланиной красоте, как душевной, так и физической. Он смотрел на ее вздымающуюся грудь, тонкую талию и длинные ноги. Его любовь сохраняется уже год, но держать это чувство в себе он не в состоянии. Светик, здравствуй! Мне с тобой надо поговорить. А мне с тобой разговаривать не о чем. Я и так опаздываю. Можно узнать в каком направлении? В училище, на практику.

Ну, и. Опять мне приходится твое вранье. Ты хоть когда-нибудь в жизни не врал.

Выходим. Уже "Университет".

Они идут рядом. Он обнимает ее и поворачивает к себе.

Как ни странно, но я тебя до сих пор тебя люблю.

Та иди ты. Ты мне уже надоел.

А мне надоели эти глупые разговоры. Пора действовать.

Ты о чем?

Сейчас увидишь.

Он прижимает ее к стенке в метро, медленно наклоняется и их губы соприкасаются. Юра нежно проводит языком по влажным губам. Светино упрямство постепенно исчезает. Она начинает отвечать его желанию и их поцелуй с каждым движением становится более страстным и огненным. Они тайно мечтали об этом год.

Юра, нам пора.

Конечно. Извини за прошлое, я обещаю исправится.

В училище им все удивлялись глаза сияют и излучают любовь. Они проходят в маленький коридорчик и начинают повторять действия в метро. Они рады друг другу, как никогда раньше.

Поцелуи переходят в петинг (Хорошо в коридоре никого нету). Он приподнимает ее прозрачную кофточку, поглядывает на ее возбужденные и выделяющиеся соски, переводит взгляд и заглядывает в глаза, в которых большими печатными буквами можно прочитать "Я ТЕБЯ ХОЧУ".

Юрины губы касаются по очереди каждого соска, и эти движения приводят Свету в восторг. Она чувствует быстрое приближение оргазма и начинает издавать звуки, которые напоминают мурлыкание.

Через некоторое время они оказываются в спортзале.

Юра, мне надо идти за справкой.

Я подожду тебя здесь.

Внезапно оказывается, что он находится возле качелей, на которых сидят прекрасные грудастые девушки. Он начинает с одной из них разговаривать и в это время по лестнице спускается Светлана.

Увидев общество, в котором находится ее парень, она резко поворачивается и бежит вниз по лестнице.

Света, ну ничего ж не было!

От этого крика Юра проснулся. Как жаль, что это был сон.

Весь день Юрий продумывал ночные события. У него не получилось со Светой встречаться без неприятных инцидентов даже дня. Интересно получается.

Его веки сомкнулись, тело почувствовало приятное расслабление.

Света, подожди! Мне надо с тобой объяснится. Я и так уже все поняла, но выслушивать твои оправдания я приготовилась.

У меня с этими девушками ничего не было. Мы разговаривали о погоде.

Да, Юра, конечно. О погоде, о звездах, о птицах. Все, с меня достаточно.

Подожди, не уходи. Я не хочу так по-глупому расставаться. Давай это все забудем и пойдем пройдемся, подышим воздухом, зайдем в кафешку, пообщаемся.

Ладно. Как всегда ты меня уговорил.

Юра берет девушку под руку, и они идут уже по Крещатику. На улице давным-давно мерцают звезды, на небе появился бледный месяц. Пара доходит до моста. Вода в Днепре, как никогда, кажется спокойной.

Света с Юрием подходят к песочному берегу. Парень снимает с себя шолковую рубаху, кладет ее на песок, затем легкими движениями опускается на нее. Девушка присаживается к нему на колени.

Светик, я боялся, что потерял тебя навсегда.

Вначале, после нашего расставания, я очень грустила.

Все думала, что ты примешь соответственные меры для нашего примирения.

Я звонил, приезжал, но тебя всегда не было дома.

Странно, мне об этом ничего и никто не говорил.

Но теперь, я думаю, нас никто и никогда не разлучит.

Конечно, любимый. Мне нужен только ты.....

17.01.2020

Дорога на Юг (глава из романа "Океан между")

Ехать в магазин, где работала Лана, было уже поздно, и Самолетов направился прямо к гостинице, где она обитала. Свернув с семнадцатого шоссе, являющегося одновременно и главной улицей городка, на восьмую южную, он увидел название "Grand Inn". На боковой улице за гостиницей он нашел место для стоянки, припарковался и вышел из машины в необычайном волнении, смешанном с легкой сонливостью, которая не мешала, а наоборот, делала все происходящее вокруг похожим на сон.

Тепло ночи смешивалось с терпким ароматом ветерка, доносящегося с океана. Из расположенного через дорогу луна-парка доносились крики и смех еще не угомонившихся посетителей. С идущей вдоль океана соседней улицы, залитой ярко-желтыми огнями, доносились популярные этим летом музыкальные ритмы, басами вырывающиеся из окон проезжающих автомобилей. Все вокруг было расслабленно, весело и беззаботно.

Отель представлял собой двухэтажное строение в форме буквы "П" с одной укороченной ногой, окрашенное в салатный и белый цвета, типичные для здешних курортных городков. Входы в номера были расположены на галереях, опоясывающих отель снаружи, а окна и балкончики апартаментов выходили в уютный внутренний дворик с полукруглым бассейном и симпатичным садиком со скульптурами.

Со стоянки автомобилей в гостиничный дворик вел боковой проход, возле которого стояло несколько молодых людей с блестящими глазами выпивох и с пренебрежением в одежде местных бомжей. Один из них, имевший маленький рост и роскошные усы, посмотрел на Самолетова особенно внимательно впрочем, без всякого подозрения; скорее, дружелюбно-сочувственно.

Никита давно понял, что стиль одежды в местных условиях ничего не значит: здесь в протертых джинсах, шлепках и выцветшей рубашке, завязанной узлом на пузе, может ходить и опустившийся бродяга, и владелец самой роскошной гостиницы на побережье.

Остановившись перед проходом, Никита попытался понять, с чего начать поиск нужного ему двести одиннадцатого номера. Спрашивать у местных ему почему-то не хотелось, как не хотелось бы разведчику, проникшему за линию фронта, спрашивать дорогу в штаб у вражеского патруля. Зная, что первая цифра, скорее всего, означает этаж, Никита под любопытными взглядами отдыхающей компании прошел на лестницу, ведущую на верхнюю галерею, и начал блуждания по лабиринтам гостиницы как скоро выяснилось, совершенно с нулевым результатом: расположение номеров не укладывалось ни в какую систему или последовательность.

Во время своих поисков он несколько раз пересекал внутренний дворик, каждый раз проходя мимо бассейна, в котором, несмотря на поздний час, кто-то плескался. В какой-то момент он увидел, как пловец выбрался на берег и в свете яркой луны стал обтираться полотенцем возле расположенных у бассейна лежаков. Это был хорошо загоревший и прекрасно сложенный молодой человек с темными вьющимися волосами. Лицо его было настолько красиво, что Никита на секунду опешил: глядя на подобных юношей, начинаешь понимать гомосексуалистов.

Этот человек показался Самолетову чем-то знакомым. Что-то выдавало в нем представителя его далекой родины. Самое удивительное, что при этом на нем даже не было одежды, по которой это можно было бы определить. Но что-то неуловимое в его поведении и выражении лица говорило, что Никита не ошибся. Вглядевшись в его лицо, он узнал в нем того самого молодого человека, который встретился ему в университете, когда они с Ланой ездили за билетом.

Парень мельком взглянул на Никиту, влез в свои сандалии и, продолжая на ходу вытираться полотенцем, скрылся в одном из многочисленных переходов отеля.

Неожиданно Самолетов подумал о Лане: "Она живет в одной гостинице с таким красавчиком, да еще является его соотечественницей. Он гораздо моложе меня, а что касается привлекательности, то тут даже и сравнивать нечего. Будь я на ее месте, непременно бы влюбился. А живут они под одной крышей уже не один месяц".

Поняв, что если и дальше так пойдет, то он проблуждает до утра, Никита с большим трудом нашел проход, откуда он начал свое путешествие, и снова очутился на стоянке автомобилей. Компания выпивох уже поредела, но тот, усатый, был еще там. Он сам его окликнул:

Эй, сэр, вы что-то ищете?

Да. Мне нужен 211 номер, ответил Никита.

Ах, вот оно что! Усатый говорил так, будто ему все давно известно: и про Лану, и про то, зачем Никита сюда нагрянул. Вы случайно ищете не ту светловолосую русскую девушку, что живет в этом номере?

Да, именно ее, усатый нравился Никите все меньше и меньше."Кто он такой и почему так хорошо осведомлен о том, где живет Лана?"Ее, кажется, зовут Лана?

Да, именно так.

Тогда вы зря ее здесь ищете.

Почему?

Потому что ее здесь нет, казалось, усатый был страшно доволен, что ее нет и что Никита все больше и больше злится.

А где она?

Еще час назад ушла на дискотеку в клуб "Yesterday".

И далеко этот клуб? в замешательстве спросил НикитаНе очень. На двадцать первой северной.

Спасибо! поблагодарил добровольного помощника Никита и быстро направился к машине.

Пожалуйста, сэр! Ее с подругами повез туда сын хозяина магазина, где она работает, продолжал информировать его вдогонку усатый пьянчуга, радуясь то ли своей осведомленности, то ли просто от полноты жизни.

Клуб "Yesterday" Никита нашел без труда, так как уже проезжал мимо по пути к гостинице и запомнил его по ярко горящему неоном названию и толпе молодежи у входа. Припарковав машину на клубной стоянке, Никита вошел в просторный внутренний холл. На его попытки предъявить охраннику ID или заплатить за вход тот лишь махнул рукой: мол, иди уж так; видим, что ты здесь случайно и вроде бы безопасен. В непередаваемом волнении Никита вошел в огромный танцзал, обрамленный по периметру вторым ярусом со столиками. Тут же из охрипших динамиков по ушам ему ударил мощный драйв, в котором из всей музыки можно было различить только ритм, а глаза ослепил свет вращающихся под потолком цветомузыкальных прожекторов.

Немного освоившись, Никита начал всматриваться в толпу подростков, танцующих на приподнятой над полом площадке в центре зала. Как и положено подобным клубам, на двух высоких возвышениях по краям площадки почти под потолком извивались в танце две стройные девушки-заводилы в эротичных черных коротких платьицах, темных чулках и черных ботиночках на высоком каблуке. Поначалу Никите показалось, что в одной из них он узнал Лану очень уж похожей была фигура и манера танцевать но, присмотревшись, понял, что ошибся.

Просеивание взглядом постоянно двигающихся в мигающем свете сплетающихся тел ничего не дало. "Может быть, ее здесь уже нет?" подумал Никита. Однако вскоре ему пришла в голову простая идея: необходимо расслабиться, купить пива и подняться на второй ярус, чтобы с балкона не торопясь рассмотреть толпу. Ночь впереди длинная, тем более, что деваться ему все равно некуда.

Он прошел в соседний зал, представлявший собой большой бар, где посетители могли перевести дух, отдохнуть от шума и утолить жажду за столиками. Бармен спросил его ID, чем сильно польстил его глубокому совершеннолетию, и, взглянув на странный паспорт Самолетова, не моргнув глазом налил ему на пять долларов пива в большой пластиковый стакан.

С пивом в руках Никита вернулся в танцзал и поднялся на второй ярус. Он занял прекрасный наблюдательный пункт за столиком возле металлической перегородки, окинул наполненный шумом и дымом зал, в котором носились свет и тени, и хлебнул пива. В следующую секунду его чуть не вывернуло. Самолетов уже привык, что в танцевальных клубах под видом пива продают подкрашенную желтым кислую водицу, в простонародье именуемую мочой, но в этом клубе администрация уж слишком рьяно заботилась о трезвом образе жизни подрастающего поколения. Никита брезгливо отставил стаканчик и стал внимательно изучать происходящее внизу.

Он практически сразу увидел фигурку, которую не спутал бы ни с чем на свете. Лана была одета в белую маечку и короткую юбку-шорты с игривым разрезом на боку.

Она танцевала захватывающе. Движения ее тела были просты и даже экономны, но в них заключалась такая сексуальная энергия, такой интимный призыв, что у Никиты перехватило дыхание. Ее плечи, грудь, бедра и ноги, казалось, излучали в окружающее пространство завораживающие чувственные волны, и она не прикладывала к этому ни малейших усилий. Этому нельзя научиться, так можно только чувствовать.

Она танцевала в толпе и в то же время в полном одиночестве. Присутствующие в зале молодые люди, судя по всему, тоже заметили гибкую сексапильную блондинку, которая, казалось, через движения дарила роскошь своего тела всем окружающим. Каждые пять секунд к ней подтанцовывал какой-нибудь юноша и пытался соединить свои движения с ее танцем. Вокруг Ланы скопилось уже с десяток подобных искателей ее расположения, но она продолжала танцевать в своем публичном одиночестве.

Внезапно она как будто почувствовала, что за ней наблюдает некто не относящийся к окружившим ее зеленым крепышам. Она остановилась, словно очнувшись ото сна, огляделась вокруг, пытаясь понять, откуда идут смущающие ее волны, после чего соскользнула с танцевального подиума и направилась к выходу. Никита бросился к лестнице и успел заметить, как Лана, выйдя в холл, исчезла за дверями туалета.

Что ж, оттягивать встречу дальше было глупо. Никита спустился в холл и встал напротив женского туалета.

Сэр, не хотите ли купить кукурузы? неожиданно обратилась к нему симпатичная американочка с преувеличенно приветливым взглядом, продающая в холле попкорн.

Нет, спасибо, мне сейчас не до кукурузы, широко улыбаясь, ответил Никита и тут же краем глаза заметил или, скорее, почувствовал, как дверь туалета открывается и на пороге появляется ее сияющая разгоряченная танцами аура.

Каково же было изумление продавщицы попкорна, когда она увидела, как только что вышедшая из туалета девушка в короткой юбке с визгом дикого восторга, перемежаемым словами на непонятном языке, с разбегу прыгнула на интересного мужчину, с которым она только что разговаривала, обхватив его ногами за талию. Мужчина едва устоял на ногах, потом закружил ее вокруг себя, смущенно улыбаясь, одновременно пытаясь поцеловать ее в смеющийся ротик.

Наконец Никита держал в руках ее невесомо-упругое тело.

Самолетов, ты здесь! в восторге кричала она, крепко обнимая его за шею.

Она всегда его называла по фамилии; впрочем, это совсем не смущало Никиту и даже нравилось ему.

Она разжала ноги, сползла по нему на пол и, не отпуская своих объятий, прильнула к нему долгим влажным поцелуем. При этом он почти физически ощущал скрещенные на них взгляды всех присутствующих в холле американцев.

Самолетова всегда смущало бурное проявление интимных чувств на людях. С другой стороны, ему нравилось быть в центре внимания, а еще больше нравилось то, чем это внимание вызвано. Несколько растерянно он отстранил от себя Лану и проговорил, сияя от счастья:

Поехали!

Куда? в недоумении подняла свои тонкие светлые брови Лана.

Все равно куда. Главное, чтобы там не было людей.

А как же мои подруги? Мы же вместе пришли!

Такие вопросы всегда ставили Никиту в тупик. С одной стороны, Лана проявляла к нему бешеные чувства, а в тоже время думала о каких-то подругах, которые и сами могут прекрасно о себе позаботиться.

Они уже ушли, не моргнув глазом, соврал он, как умел, совершенно не заботясь о последствиях своего безобидного вранья.

Да? полуутвердительно-полувопросительно сказала Лана. Ну, хорошо, поехали.

Как он любил в ней эту совершенную податливость, которую она распространяла только на него!

Взявшись за руки, они вышли из клуба, который уже закрывался. Толпа молодежи разбирала со стоянки машины, полностью забивала их молодыми жаждущими любви телами и, включив погромче автомагнитолы и CD-проигрыватели, разъезжалась по своим отелям.

Она даже не удивилась, увидев его симпатичный "Додж Неон". Однако, оказавшись внутри, радостно проворковала:

Как здорово все-таки иметь автомобиль! Ты просто молодец!

А еще лучше, когда в автомобиле сидит рядом такая удивительная девушка как ты, добавил Никита и тут же прильнул к ее полуоткрытым губам.

Его сознание, измученное долгой дорогой и перевозбужденное происходящими событиями, казавшимися восхитительным сном, готово было взорваться от переполнявших его чувств. Его рука скользнула вниз к ее ногам, где он, к своему восхищению, нашел самый горячий в буквальном смысле отклик на свои прикосновения. Он попытался найти застежку у прячущей ее бедра тряпочки, но это оказалось не так-то просто.

Подожди. Что ты делаешь? слабо запротестовала она.

Я хочу тебя. Я не держал тебя в своих объятиях миллион лет.

Я тоже, солнышко мое. Но не здесь же!

Хорошо, отстранился от нее Никита, с трудом стряхивая с себя восхитительный хмель помешательства. Поехали куда-нибудь.

Куда?

Туда, где нет людей, предложил Никита, даже не представляя себе масштабность проблемы: как найти укромное место в три часа ночи в курортном городе в разгар сезона?

Я знаю такое место, воскликнула Лана, не меньше него дрожа от нетерпения. Поехали к океану, на пляж, там должно быть сейчас пустоСамолетов вырулил со стоянки клуба и направился к Тихому океану, шумевшему всего в двух кварталах отсюда, сплошь состоящих из отелей, ресторанчиков, магазинов и расчерченных под автомобили платных парковок.

Бросив машину на стоянке, принадлежащей одному из красавцев-отелей, стоящих вдоль уходящей вдаль линии пляжа, они взялись за руки, держа в свободной руке снятую обувь, и пошли по деревянному помосту на шум пока еще невидимого океана. Перепрыгнув через веселый фонтанчик для омовения ног, они погрузили ноги в охлажденный ночной прохладой песок.

Ни звезд, ни Луны не было, и океан надвигался на них как огромная черная пропасть, издающая гул и шипение от самого горизонта. И чем ближе они подходили к линии, отделяющей две части земли обитаемо-освещенную и пугающе-черную тем больше их захватывала дикая стихия. Как только они дошли до утрамбованного волнами и плотного, словно бетон, песка, Лана неожиданно вырвала свою руку, раскрутив, подкинула свои туфли вверх, а сама бросилась бежать в сторону края земли, мелькая маленьким белыми пятками. На какое-то мгновение Никита даже испугался, что сейчас эта колышущаяся испускающая вздохи стена поглотит ее волшебный силуэт, и он останется один на совершенно чужом берегу. Бросив свои сандалии, он кинулся ей вслед, едва справляясь с головокружением, происходящим от бегущей навстречу белой пенящейся линии волн.

Берег уходил вниз полого, так что ему пришлось достаточно долго бежать по мелкой воде, пока он сумел догнать Лану. Казалось, они остановились посреди океана. Их одежда намокла снизу, но в объятиях друг друга они не чувствовали ни холода, ни усталости. Они были охвачены восторгом от встречи после долгой разлуки на другом краю земли и воды, который сейчас казался им самым родным и близким местом на свете.

Господи, как я счастлива, что ты приехал! еле сдерживая дыхание, чтобы не задохнуться от волнения, сказала она.

Господи, как я люблю тебя за то, что ты такая! в восторге, перекрикивая шум волн, закричал Никита. Можно, я сейчас спрошу у тебя одну вещь?

Лана немного напряглась, понимая, о чем он может ее сейчас спросить. Никита заглянул ей в лицо. Несколько брызг соленой воды попало на него; впрочем, это могли быть и слезы. "Нет, решил он про себя, не буду портить такую ночь глупыми расспросами о ее замужестве. Если захочет, сама все расскажет".

И он спросил:

Ты любишь меня?

Да!

Спасибо! он закрыл глаза от нахлынувшего блаженства. Если бы ты знала, как давно я хотел спросить тебя об этом!

Самое ужасное, что тебе такого ответа достаточно, вдруг грустно произнесла Лана.

Почему ты так говоришь? в свою очередь насторожился он.

Потому что наши встречи становятся все реже и реже, а любовь все сильнее и сильнее, и, похоже, тебе это нравится.

Совсем нет! запротестовал он, с чего тебе взбрело такое в голову?

Я все больше понимаю, что успех наших отношений именно в том, что мы так редко встречаемся.

Никита изучающе посмотрел ей в лицо. Он отвык от ее простых, но точных мыслей.

Господи, какая же ты у меня!.. воскликнул он.

Какая?

Ты... ты... ты вообще не укладываешься ни в какие рамки! Честно скажу: я до сих пор не верю своим глазам, что в моих объятиях такая удивительная девушка и я могу делать с нею все, что захочу. Я бесконечно благодарен судьбе за то, что она подарила мне тебя. В тебе собрались самые удачные женские черты.

Прекрати, Самолетов. Ты меня захвалишь, и я испорчусь.

Тебе это не грозит.

Почему?

Потому что умную женщину нельзя испортить, испортить можно только глупую. Сначала я думал, что ты великолепная любовница, потом я решил, что ты будешь хорошей матерью моих детей, а теперь я вижу, что ты просто очень мудрая женщина.

Я не мудрая, я просто больше тебя люблю...

Эти слова стоили многого. Никита резким движением поднял ее на руки и закружил на одном месте, не обращая внимания на ее крик то ли притворного страха, то ли восторга. Потом прильнул к ее устам с привкусом океана и понес из воды на берег.

Дойдя до сухого места, он аккуратно опустил ее на песок и прижался к ней как можно крепче, вспоминая своим телом каждый изгиб ее фигуры.

Она тоже прижалась к нему, и, почувствовав своими бедрами его напряженную плоть, вдруг будто провалилась в обморок, шепча почти в забытьи: "Как я по тебе соскучилась!"Затем она сползла по его телу вниз, оказавшись перед ним на коленях.

Никита в совершенной растерянности ощутил, как кто-то внизу расстегивает молнию его шорт и освобождает то, что уже давно требовало освобождения. Он оглянулся вокруг и только сейчас понял, насколько идея о пустынности пляжа в этот час была сыровата.

В легкой туманной дымке, подсвеченной мистическим фиолетовым светом мощных галогеновых прожекторов, установленных на крышах гостиниц, на огромном пространстве пляжа среди вышек службы спасения вдруг обнаружилось множество движущихся одиноких и групповых теней.

Никита прижал беснующуюся внизу Лану к себе, стараясь как бы замаскироваться и образовать одну тень остановившегося в размышлениях у океана человека.

Дурочка, нас арестует полиция за оскорбление общественной морали! воскликнул он и попробовал поднять ее с колен, но, похоже, ей было уже все равно. Он знал за ней эту особенность терять голову полностью и безвозвратно, когда она входила в раж. Иногда его это пугало, однако потом ему даже стало нравиться это путешествие за грань общественной морали. Он даже начал находить удовольствие в том, чтобы заниматься этим на глазах у случайных свидетелей Самолетова до безумия смешило выражение их любопытно-испуганных лиц.

И тут случилось то, чего он и боялся: со стороны отелей на пляж вышла на прогулку целая семья, состоящая из нескольких взрослых и двух детей. Люди радостно о чем-то разговаривали, дети рвались к океану и здесь они, к полному своему ужасу, заметили странную пару, стоящую у них на пути.

Удивительно, но больше пугаются и испытывают внезапное чувство стыда не те, кого застигли за неприкрытым развратом, а те, кто случайно на них наткнулся.

Вся семейка, включая американских детей, потрясенно умолкла и, словно обходя невидимую стену, окружающую любовников, двинулась поскорее прочь.

Никита, чувствуя дикую неловкость и одновременно едва сдерживая смех, поднял с колен потерявшую голову девушку и изо всех сил прижал ее к себе, чтобы она не могла и пошевельнуться.

Тут нам не дадут, попробовал привести ее в себя Самолетов.

Я сейчас взорвусь, как я тебя хочу! не унималась она и попробовала снова опуститься на колени.

Предлагаю вернуться к машине, решительно сказал Никита, и найти более укромное место...

16.01.2020

утро

Эльбу разбудил мерзкий звук телефона. Да, мерзенько подринькивающий, он поднял ее из уютной теплоты кровати и потащил в другой конец комнаты.«Что ж за гений то придумал телефоны? В яму бы его или на дыбу!» нельзя сказать, что такие мысли здорово утешали Эльбу, но справедливое возмущение удовлетворяли.«Да, да, да!!! Ошиблись, ну как же иначе?!?! Вот …!!!» надо сказать, что Эльба знала разные слова, в том числе и на языке давно утерянных цивилизаций, и не упускала случая их вставить.

Эльба потянулась обратно к постели. Она предпочитала спать нагишом, дабы ничто не стесняло молодого тела. Все эти пуританские пижамки, бабушкины сорочки навевали скуку. У Эльбы было красивое тело, состоящее из изгибов, ямочек и выпуклостей. Ей нравилось чувствовать на коже прикосновение мягких лапок плюша, холодного шелка и обволакивающего гипюра. Вот и сейчас, пробравшись обратно под теплое еще одеяло, она потянулась всем телом, выгнула спинку и сладко заурчала кошкой. Эти моменты пробуждения с утра для Эльбы были самыми сладостными.

Глянув на часы, вздохнув и в очередной раз спросив в пустоту « Ну и кто придумал пунктуальность и зачем ввел ее в обращение?», лениво свесила ножки с кровати. Розовые пяточки уперлись в ковер, потянулись и понесли Эльбу в душ.

Горячие струи ударили по плечам, по спине, пролились на грудь и продолжили свое путешествие вниз к бедрам. Помогая себе рукой, Эльба легкими движениями нанесла гель на кожу. Помассировав плечи, Эльба занялась грудью. Грудь, (как там говорят, что б в руку помещалась?), с коричневым бутоном соска, всегда быстро отзывалась на ласку. И сейчас, под ловкими пальцами, Эльба почувствовала, как сосок твердеет, а низ живота приятно потягивает знакомое чувство возбуждения. Проведя рукой по животу, спустившись ниже, она нашла то, что так жаждало прикосновения, и тихо провела пальцем вовнутрь. Легкими движениями Эльба двигалась дальше, найдя остов наслаждения, скользнула по нему и начала сумасшедший ритм танца. Сорвавшийся стон потерялся в плеске воды. Эльба продолжала потирать свой остовок, не забывая массировать напрягшиеся соски.

Блуждая струей воды по телу, лаская горячую кожу руками, Эльба как обычно забыла о времени. От этого приятного занятия ее оторвал вовремя заведенный будильник. Быстро ополоснувшись, она выскочила из душа, и, завернувшись в мохнатое полотенце, побежала на кухню. Черный кофе, стакан сока традиционно ждали своего часа быть сделанными и предложенными хозяйке. «Может завести повара, будет меня с ложечки десертами кормить» подумалось Эльбе «да и спинку потереть, ну и все остальное …»Эльба фантазировала бы и дальше, да к ее счастью и не меньшему счастью ее работодателя закипел чайник, и приготовление кофе уже не было причин откладывать.

Сок, приятной прохладой проникая вовнутрь, не преминул свести утренние водные процедуры на нет, и расплескался по шее и груди. Слизнув сладкую жидкость с груди, Эльба ополоснула сладкие части и отправилась к серванту.

В одежде, как и в остальном, Эльба любила контрасты. Строгая оболочка должна содержать под собой непристойное распутство или наоборот, показная страстность таить некую холодность. «Так, кого будем сегодня обольщать? Работу али займемся толпой?» Эльба вспоминала свой распорядок дня «Встречи, встречи, встречи… Нет, сегодня будем строги и неприступны» решила она и потянулась за шелковыми чулками.

Маленькие трусики с тоненькими планочками-шнурочками, кружево лифа и ажурная резинка чулок все это завораживало Эльбу. Закрыв все это черной строгостью костюма, слегка подкрасив губы, она проскользнула в туфли-шпильки и, брызнув Trussardi на запястья и в ложбинку груди, скользнула за дверь.

Идя по улице и чувствуя, как резинки чулок нежно обхватывают бедра, а кружево лифа потрагивает соски, Эльба рисовала горячие сцены совсем не рабочего содержания

15.01.2020

стихи

Пишу, сойдя с небес на землю,Порнографический пассаж.

В нем расскажу о том как дремлет Желаний скрытых вернисаж.

Вот юноша... он очень грустен,Он видит девы нежный стан,Он пылок, чувственен, искусен,Член его словно великан.

Член встал, кода лихая дева Под сенью древ в тени дубрав,Освободила свое тело,Убор одежды тонкой сняв.

Дойти до речки захотела,Но мысль нежданная пришла,Она, рукой погладив тело,Под крону дуба подошла.

Она была великолепна:

Промеж прелестных ног ее Светилась зорька вечеренна,И нежный пух венчал ее.

Вот палец, тонок и прелестен,Коснулся цвета красоты,А нежный рот, как ценный перестынь,Блаженства приобрел черты.

Укрылся отрок вдохновенный За толстым дубом и потом,Увидя лоно вожделенно,Полез под ризу кулаком...

А дева, девственна, блаженна,Прилечь устроилась под сонм Того же древа зелененна,С другой, из двух его сторон...

Был юноша до боли в горле Прекрасной девой возбужден,Задвигалась рука в подоле,Издался наслажденья стон...

Что дева? Дева встрепенулась,Спросила: , а потом,Как птица, за древо метнулась С зубами сжатым языком.

А юноша, стыдом пылаем,Предстал пред ней за древом тем,И член его упруг, прекрасен В руках лежал и был нетленн.

Для них обоих неизвестен взаимной ласки был огонь,А юноша был столь прелестен,Что дева издала лишь стон...

Из лона девичья сочиться Зачил ее блаженный сок,И грудь, готовая налиться,Зарделась заревом сосков.

Стояли несколько мгновенийОни друг друга супротив,А член стоял, и грудь горела,И жажда обуяла их.

Вот юноша, собрав сознанье,К прелестной деве подступил,Руками член обвороженный Ей в лоно ловко засадил!

И начались любви стенанья.

Ее он нежно лобызал.

Низверглись все стыда терзанья.

Он грудь ей пальцами ласкал...

Потом, когда ее челены Ему наскучили слегка,Он ртом начал, а то и членом,Ласкать два розовых соска.

А дева, страстью пленена,Внимала ласок обожанью,Вдруг, прекратив на миг стенанья,Могучий пенис в рот взяла!

И тут же чуть не захлебнулась:

Молочно-белая волна Ей губы, нос, глаза и уши Облила, словно из ведра..

13.01.2020

Мэри

Первое что поразило Мэри как только она с мужем сошла на берег абсолютно неприкрытые огромные члены их носильщиков местных индейцев. Мэри было 25 лет. Она и у себя дома, в Англии, не очень-то любила путешествовать, так что эта ее поездка с мужем миссионером была первой ее серьезной поездкой. Хамские шуточки матросов, когда она прогуливалась по кораблю без мужа, она еще могла терпеть, но эти члены...

Джон, прошептала она, посмотри, они совсем не стесняются.

Дорогая, здесь такое в порядке вещей. Нам еще предстоит приобщить этих язычников к цивилизации, ответил ей муж.

Пока они не найдут себе приличный дом, им предстояло пожить у дальнего родственника Джона, который был губернатором этой провинции. Он жил в огромном доме с множеством слуг. За ужином разговоры шли о европейских делах, политике, моде. Обсуждали возможность начала войны с Испанией. После ужина домочадцы губернатора занялись своими делами, предоставив гостей самим себе. Тяжело переносящий морские путешествия Джон сразу лег спать. Мэри воспользовалась этим и решила прогуляться по дому. Она вообще любила изредка побыть вдали от мужа, или хотя бы погулять в одиночестве. Неожиданно ее внимание привлек какой-то приглушенный шум, доносящийся из кабинета губернатора. Подстрекаемая любопытством, она заглянула в замочную скважину. То что она увидела, заставило ее вначале отпрянуть, а затем, поколебавшись мгновение, вернуться к наблюдательному отверстию. Губернатор яростно содомировал прекрасную молодую негритянку, стоящую перед ним на четвереньках. Ее сиськи подпрыгивали и колыхались в такт ритмичным движениям губернатора. Судя по приглушенным стонам, член губернатора буквально разрывал ее задний проход. Но губернатор не обращал внимания на всхлипы своей новой горничной, изнывающей под натиском его органа. Казалось, ее причитания возбуждали его еще сильнее, и он с новой энергией задвигал свой член в узенький анус негритянки, заставляя ее сжиматься от боли. Неожиданно для себя, Мэри почувствовала, что начинает возбуждаться от всего увиденного. Ее рука сама потянулась к промежности. Она не отрываясь смотрела на губернатора и служанку, сама, тем временем, орудуя пальчиком у себя между ног. Очень скоро ее палец стал влажным, и она поняла, что приближается к оргазму. Это было так необычно. Она испытывала оргазм с мужем, но вот так, подглядывая в замочную скважину, никогда. Мэри возбуждало даже не столько происходящее за дверью, сколько сама ситуация. Молодая жена священника мастурбировала, задрав платье, наблюдая за изнасилованием. Все эти мысли отвлекли ее от наблюдения, она оперлась на стену, и прикрыла глаза. В это мгновение открылась дверь. На пороге стоял губернатор.

Так, дорогая, значит ты испытываешь удовольствие подглядывая за другими? Бедный Джон тебя уже не удовлетворяет?

Мэри густо покраснела, но даже не расслышала слов: губернатор стоял перед ней с совершенно голый, а его член! О, этот член! Он был такой огромный! Гораздо, гораздо больше, чем у ее Джона! Тут до Мэри дошло, что она тоже голая ниже пояса. Она попыталась прикрыться, но губернатор остановил ее, и, не обращая внимания на робкое сопротивление, потащил в комнату. Там, не тратя время на прелюдию, он просто толкнул ее на кровать и тут же начал задирать юбку. Когда Мэри почувствовала его руки у себя в промежности, ей хотелось умереть от стыда. Но на смену рукам пришел член губернатора, он вошел в нее сразу и глубоко. И Мэри не смогла больше думать ни о чем другом, кроме заполнявшего всю ее куска мяса. Но она слишком возбудилась еще за дверью, и теперь, к ее удивлению, к боли стало примешиваться наслаждение. Она перестала сопротивляться, и казалось, ее влагалище откликнулось на это. Член губернатора перестал причинять ей боль, напротив, каждый раз, доставая до самой матки, он заставлял ее замирать в блаженном восторге. Но это не могло продолжаться долго, оба они были слишком возбуждены. И вскоре Мэри кончила с судорогой удовольствия. Ее влагалище рефлекторно сжалось, заставив член губернатора тут же разрядиться в нее живительной жидкостью. Мэри почувствовала легкое разочарование, когда губернатор вытащил из нее свой член целиком, но поняла, уже слишком поздно, ей пора идти к мужу, если она не хочет, чтобы он ее хватился. Она полежала еще немного и тут услышала приказ губернатора горничной, помочь госпоже оправиться. Значит эта горничная все это время была тут, и видела, как Мэри бесстыдно кончала под родственником мужа! Мэри нашла в себе мужество спросить у губернатора.

Я надеюсь, эта девушка никому не расскажет про то что произошло здесь?

Про вторую часть представления, точно никому, ободрил ее губернатор, но Мэри почувствовала небольшой укол ревности. Ведь губернатор воспользовался ей только после того как обнаружил у себя под дверью полуголую, а негритянку выбрал себе для удовольствия сам. Неожиданно для самой себя, Мэри сказала.

Я хотела бы, чтобы эта девушка прислуживала мне, пока мы с Джоном у вас в гостях.

Что ж, хорошо, ответил губернатор, возможно, он в тот момент представлял, что было бы не плохо поиметь этих двух шлюх обеих сразу.

Вернувшись к себе, Мэри сразу направилась в ванную комнату, на ходу ответив на вопрос Джона, что она просто гуляла. Мэри сняла платье. Вид ее киски не оставлял сомнений, в том, чем она только что занималась. Ложиться в постель с Джоном было еще рано.

Джон, может быть прогуляемся по саду, сейчас такой чудесный вечер? постаравшись придать голосу непринужденность, произнесла Мэри.

Конечно любимая, мы с тобой давно не гуляли вместе по суше, тут же ответил ей Джон

12.01.2020

волшебные пилюли

Мне 28 лет, я самая обыкновенная симпатичная девушка, но однажды с со мной произошел случай, который внес в маю жизнь не стандартные и волнующие воспоминания.

У нас с Димой, это мой приятель, есть знакомые Ольга и Сергей. Нас связывала с ними деловые отношения Димы с Сергеем, и тот факт, что живут они рядом. Также мы часто ездили вместе на их авто отдыхать за город, а в праздники частенько собирались, у кого ни будь дома, и закатывали добрую пирушку.

На одной из таких пирушек случилось нечто, если бы кто ни будь мне сказал, что такое произойдет с со мной то я бы в это и не поверила.

Все начиналась, как обычно, Дима сходил в магазин я накрывала на стол и прибиралась в квартире, не один раз созванивались с Ольгой и Сергеем уточняя, что они принесут и когда они придут сами. Когда все мы собрались тут время полетело быстро и шумно. Смех, музыка танцы все было классно и здорово. Уставшие от динамичного начала мы рухнули на диваны и кресло и тут Сергей, заметив нашу усталость, предложил нам некое тонизирующие средство в виде вытянутых, желтых пилюль. Сказав, что это тонизирующие средство разработано в США для армии. Я, честно говоря, не хотела их глотать, но уверенность Ольги и моего Димы, с какой простатой они проглотили их, я не решительно, но последовала за ними. С первой же минуты я начала прислушиваться к себе, какое действие окажет эта пилюлька, но быстро отвлеклась от этого и перевела свое внимание на спор между Димой и Сергеем. Они говорили о сексе и прочих вещах, об откровенных и чувственных женщинах. Ольга в разговоре участвовала тоже и была даже через щур откровенна. Вступив в эту беседу, я отстаивала более пуританские взгляды и через некоторое время суть беседы сконцентрировалась на мне. Спор продолжался бы долго, но Сергей, посмотрев на меня очень пристальным взглядом сказал мне неужели ты сома не понимаешь, как ты закомпликсована и не позволяешь получить удовольствие ни себе не Димке .

На это я не смогла ответить и вскочила, а он продолжал, но правда, изменив тон. Он начел говорить мне комплементы про маю фигуру, ноги, про мягкость моей груди. В тоже время меня держал за руку Дима, а Сергей не останавливая свои сладкие речи, подходил ко мне. Тогда я не понимала что пилюлька Сергея начала оказывать свой эффект на меня и тем самым я будто пот давалась его словам. Он говорил про маю шикарную попу, и я сразу чувствовала в ней приятное напряжение, говоря о моей талии и то, что любой мужчина мечтал бы держа ее в своих руках насаживать ее на свой член. В голове проносились тысячи картинок с развратными интимными сценами, головокружительные позы приходящие мне в голову прогибали мое тело и когда я отвлеклась от них я обнаружила себя в очень заведенном состоянии. А самое главное, что мой Димочка залез мне под юбку и стягивает с меня трусы, а Сергей, приблизившись ко мне в плотную не останавливая свой монолог одной рукой массирует мою грудь, а другой мою попу.

Тем временем, я сама готова выпасть из одежды на встречу их рукам и губам. Двигаясь в такт и слушая все что, говорит Сергей, я вспомнила с ужасом про Ольгу как она простит мне проснувшуюся мое распутство и что я с великой жадностью держусь за член ее мужа. Не сразу я нашла взглядом Ольгу, которая, разбросив ноги на подлокотники кресла и, задрав сваю юбку, под которой не чего не было жадно терзала свой клитор. То беспокойство, которое меня поразило, что я трогаю за интимные места чужого мужа, меня побудило с силой отпрянуть от мужчин и броситься на колени перед Ольгой. Чувствуя эту вину перед ней, я начала вымаливать у нее прощение, совсем не понимая что, происходит по настоящему. Не знаю, сколько я так стонала и что я ей говорила, но меня остановило только одно, когда Оля железным и грубым голосом приказала мне Лижи сучка. За ее предложение я уцепилась очень быстро и меня крайне удивляет тот факт, что я быстро сообразила что лизать, и как лизать.

Все в голове перемешалось в одну кучу, но на вершине этой кучи сидела большая и жадная похоть. Я лизала и вылизывала, Оля хватала меня за волосы и как бы всаживала мой рот в свою промежность. Как только мой язык входил в ее киску то я чувствовала, что из моего влагалища текла целая река, которую уже кто-то ублажал. Приподняв свои глаза я увидела, как мой Димочка вставляет Оленьке в рот свой член...

11.01.2020

воспоминания

После института работу найти было трудно. Моя жена, пока еще студентка, помогала мне в поисках.

После двух месяцев безрезультатного поиска, жена нашла сногшибательную вакансию преподавателя в частном институте. Я был счастлив. Правда, брали на работу не сразу, а после месяца стажировки, если, как сказал директор, подойдет моя квалификация.

Во время стажировки я читал лекции за других, заменяя болеющих преподавателей. Через пару недель после начала работы меня пригласил шеф и похвалил мою работу, качество аналитической проработки материала, посулил мне большое будущее.

Поинтересовался, где я живу, нормальные ли условия для жизни, когда приглашу на кофе."Когда Вам будет удобно", ответил я.

Шефу было удобно сегодня, и мы поехали ко мне. По пути шеф прихватил бутылку шампанского, коньяк, конфеты, что бы не идти в гости с пустыми руками. Жена обрадовалась гостю, собралась в магазин, (в холодильнике было пусто, как и в карманах), но шеф не пустил.

Начали с шампанского, лакомились конфетами. Быстро захмелели, начали танцевать. Танцуя, шеф смеялся и гладил попку жены. Она покраснела и прятала глаза. Музыка закончилась, сели за стол. Шеф посадил жену на колени, они начали пить коньяк на брудершафт и целоваться."А что это мы без закуски", спросил шеф. Он дал мне очень крупную купюру и послал в магазин.

Гулять так гулять. Велел потратить все. Покупка продуктов заняла около сорока минут. Придя домой, я обнаружил, что за столом никого нет. Дверь в спальню была закрыта, за ней были слышны скрип кровати и стон. Через полчаса оттуда появился пьяный, раздетый шеф. У него было жирное тело и добрая веселая улыбка. Он мне сказал, что мы классные, я ему очень понравился и он настоит на том, что бы я был переведен на постоянную работу.

Слово своё он сдержал, мне дали часы. О стал наведоваться к нам чуть ли не каждый вечер....

08.01.2020

ножки

Хочу поведать вам историю, которая случилась три года назад. Я живу в одной из азиатских стран и мне часто приходится возить наших русских туристов по достопримечательностям столицы. Как то раз у меня была транзитная туристка из Москвы. У неё был всего один вечер в этом городе и она заказала вечернюю экскурсию. Было её лет 35, одета была в короткую юбку, кофточку и босоножки на босу ногу. Сразу бросился в глаза ярко оранжвый цвет педикюра. Нокотки так резко контрастировали с белизной и нежностю пальчиков и проглядывающей розоватостью пятки, что сердце моё забилось часто, и мне стало трудно сосредоточиться на самой экскурсии.

После двух часов катания по вечернему городу, мы заехали на смотровую площадку, которая находится на горе, что в центре города. Не выходя из машины, можно было наслаждаться видом сверкающего ночного города. Туристка, её звали Лена, закинув нога на ногу, пила пиво и задумчиво смотрела на мерцающие огни. Думаю, несмотря на великолепие раскинувшейся под нами панорамы, Лена успела заметить мои частые взоры на то, как она раскачивала босоножку на своей ножке. Вдруг, она сказала, что у неё затекли ноги, и спросила, не будет ли мне затруднительно помассировать её пятки. Она сказала это с улыбкой, изучающе глядя в мои глаза. Сердце моё бешенно заколотилось, я кивнул. Она скинула обувь, и протянула мне свои "сокровища".

В машине особенно ногами не размахаешься, тесно, и так и получилось, что её ножки оказались в сантиметрах от моего лица. До моего носа донёсся ароматный запах, который чуть не помутил мой рассудок. Мой член вмиг набух. Я начал мять Ленины пятки. Она, улыбаясь, смотрела на меня, и вдруг спросила:" Скажи честно, ты же хочешь поцеловать их?"-она перевела взгляд на свои ножки и лёгким усилием приблизила их к моему лицу ещё ближе. Мне стало трудно дышать. Более не спрашивая меня, Лена обе свои ноги поставила на моё лицо и стала давить всей ступнёй на нос , глаза, рот. Я задыхался и от отсутствия воздуха, и от неописуемого счастья вдыхать этот божественый аромат потных пяток и от солоноватого вкуса нежной кожи.

Лене видать тоже нравилась процедура: она толкала пальцы мне в рот, пыталась засунуть туда всю ступню, а я был счастлив и лишь шире открывал рот. Одну ногу Лена переодически опускала и тёрла мой член, который я из нетерпежа вытащил наружу. Когда я дошёл до полуобморочного состояния, Лена двумя ногами обхватила мой член и начала его дрочить. Сперма выстрелила неожиданно, и залила Ленины ступни. Мне показалось, что я умер. Лена улыбнулась, и Спросила: "как же теперь быть с этим?", подняв залитые спермой пятки, и приблизив их к моему лицу."Как насчёт того, чтобы вылизать ваши излияния"? Только что вяло лежавший член, вдруг резко набух, и я стал яростно слизывать собственную сперму с её ножек, а Лена улыбалась и подставляла мне то одну, то другую свою ножку. Через несколько минут Ленины пятки блестели, блестел и мой член, томящийся в бездействии. Лена не прекращая улыбаться, откинула спинку сиденья, перелезла на заднее сиденье, легла, и раздвинула ноги. Я вошёл в неё, уткнулся лицом в её пятки, и начал совершать то, что называется половым актом, но если раньше, это было как то обыденно, то сейчас, вдыхая арому нежной кожи, чувствуя, как пятка давит твоё лицо, как тебе не хватает воздуха, было ощущение, что это то, чего искал всю жизнь, и что это счастье! Кончил я так сладко, как никогда до этого.

На следующее утро Лена улетела. Я не смог забыть того дня, и нашёл Лену. Мы поженились! И теперь моя жизнь праздник. По вечерам, когда Лена, лёжа на диване читает газету, она кладёт уставшие за день ноги на моё лицо (я заранее пристраиваюсь в ногах дивана) и заставляет меня лизать пятки, ибо, как она говорит, это очень хорошо снимает усталость. Лене нравятся мои ласки, она даже перестала мыть по вечерам ноги, ибо как она говорит: " Ты же, мой котик, своим язычком мои пятки до блеска доводишь, что ж их ещё раз мыть". А я и рад чем немытее, тем мне больше нравиться аромат то какой! Стал делать жене педикюр.

Вот таки и живём!

07.01.2020

обнаженная в ванной

Hачавшийся еще с вечеpа моpосящий дождик к ночи пpевpатился в настоящий ливень. Тяжелые потоки воды шумели в водосточных тpубах, заглушая пpивычные звуки ночного гоpода. Влад, по обыкновению, допоздна задеpжался на pаботе и тепеpь, возвpащаясь в свою уютную холостяцкую кваpтиpку, был вынужден ехать медленнее обычного. Двоpники еле успевали сметать дождевые стpуи с лобового стекла. Уже своpачивая на свою тихую, утопающую в зелени улочку, он вдpуг с ужасом увидел пpямо пеpед капотом женскую фигуpу. В пpошлом пpофессиональный гонщик, Влад сpеагиpовал мгновенно, умело бpосив машину на боpдюp. Мощный удаp, пpишедшийся на пеpеднюю подвеску и визг тоpмозов заставил женщину обеpнуться. Выскочив из машины, Влад увидел пеpед собой бессмысленные, задуpманенные алкоголем или наpкотиками глаза, косметику, пеpемешанную со стpуями дождя и тяжелые, намокшие волосы, беспоpядочно лежащие на плечах. Hасквозь пpомокшее тонкое платье облепляло аппетитную фигуpу. Владу в глаза бpосились сеpежки с бpиллиантами, словно две дождевые капли свеpкнувшие в ушах женщины.

Вы не подвезете меня? слегка покачиваясь, обpатилась к нему незнакомка.

Мне кажется, вам стоило бы пpивести себя в поpядок, вежливо ответил Влад, никогда не теpявший хладнокpовия. Я живу тут неподалеку, вы бы немного обсушились у меня, а затем мы бы вызвали такси. А то здесь вас заметет полиция.

Женщина безpазлично махнула pукой:

Как хотите!

Ее ноги внезапно подогнулись и она пpисела на кpай тpотуаpа. Еще не совсем pастеpявший споpтивную фоpму Влад не без некотоpого тpуда довел ее до кваpтиpы. В тепле женщина несколько пpишла в себя и ее начала бить мелкая дpожь. Заметив это, Влад налил своей гостье pюмочку аpманьяка и та механически опpокинула ее, после чего оживилась, достала из доpогой сумочки зеpкальце и пpидиpчиво осмотpела лицо.

Ужас! воскликнула она плаксивым голосом. Hадеюсь, у вас есть ванна?

О да, конечно! К тому же я могу пpедложить вам халат пока будет сохнуть ваша одежда.

Пpоводив незнакомку в ванную, Влад веpнулся в гостиную. "Я даже не знаю, как ее зовут", подумал он, наливая и себе аpоматного напитка. Одновpеменно пpислушиваясь к шуму воды в ванной, почти неотличимому от шума дождя за окном, Влад включил тостеp и пpиготовил две чашечки кpепчайшего кофе. "Поpа бы, пожалуй, заказать такси", внутpенне сопpотивляясь этому, пpодолжал pазмышлять он и, чтобы скоpотать вpемя, включил телевизоp. Чеpез некотоpое вpемя он осознал, что пpошло уже не менее получаса с момента, когда женщина исчезла за двеpью ванной. "Сколько же можно отмывать свои пpелести?" слегка возбуждаясь от этой мысли, подумал Влад и, подойдя к ванной, тихонько постучал. Ответа не последовало. Влад тихонько пpиоткpыл двеpи женщина полулежала, пpивалившись спиной к стенке ванны. Теплый душ хлестал по ее пышным гpудям и слегка pасставленным ляжкам, а безвольно упавшая pука пpикpывала намыленное лоно.

Влад остоpожно пpиблизился. Его ночная гостья спала глубоким сном. Он попытался ее деликатно pазбудить, но вскоpе понял, что это совеpшенно бесполезно. Тогда он неувеpенно ощупал ее скользкую от шампуня гpудь. Женщина даже не пошевелилась. Тогда он уже смелее пощипал ее соски. Результат был тем же, но, как ни стpанно, они отвеpдели. "Симпатическая неpвная система", отметил пpо себя Влад, пpодолжая действовать. Окончательно осмелев, он взял в pуки гpубую мочалку и пpинялся с некотоpым остеpвенением заканчивать pаботу, котоpую не успела довести до конца женщина смывать потеки гpязи с ее ног и живота. Hо все это вpемя взгляд Влада пpитягивал чеpный тpеугольник между ног. Он все не pешался пpикоснуться к нему, но мытье поpа было заканчивать и pука Влада помимо его воли погpузилась в шелковистые волоски, ощутив теплую упpугость губок.

Мельком взглянув в лицо женщины, Влад убедился, что она совеpшенно не пpоpеагиpовала. Тогда Влад аккуpатно снял душ с кpючка и напpавил теплую упpугую стpую воды в податливо пpиоткpывшееся лоно. Вслед за стpуями воды, его пальцы пpоникли внутpь. Тpепещущий в тугом потоке воды клитоp завибpиpовал под его любопытными пальцами. Он менял свою фоpму пpямо на глазах.

Влад еще pаз воpовато оглянулся на лицо спящей и, pешительно подхватив ее, понес в спальню. Обмякшее тело пpовисло и теплые ягодицы гостьи пpиятно надавили на его тpепещущий инстpумент. Разложив женщину на пушистом ковpе, Влад наконец-то получил полный доступ к ее аппетитному телу. Пpи помощи настольной лампы он тщательно обследовал ее лоно и безвольно pаскpытый pозовый бутон восхитил его пpихотливостью своего pисунка. Безмеpно возбудившись, он несколько мгновений неподвижно pассматpивал откpывшееся ему сокpовище, а потом не выдеpжал и бесцеpемонно взгpомоздился на беспомощную гостью. Влад начал фpикции, каждую секунду вздpагивая от малейшего шевеления под собой, готовый мгновенно пpиостановиться. Hо его жезл пpоникал все глубже и глубже, а лицо женщины лишь слегка поpозовело. С ее чувственных губ не соpвалось ни малейшего звука. Это окончательно убедило Влада, что сегодня не будет пpедела его похотливым желаниям. Он извлек пестик из женщины и, встав над ней на четвеpеньки, пpинялся водить бесстыдно восставшей плотью по ее лицу и губам, получая незнакомое пpежде наслаждение. Затем он спустился несколько ниже, сжал ее гpуди и с усилием вставил между ними натpуженный инстpумент. Сладкая истома охватила его. Многокpатно побывавший в лоне и ставший от этого скользким, жезл легко двигался между гpудями женщины. Hеобычность положения быстpо довела Влада до новой кульминации. Он отвалился набок, нащупал pукой полотенце и тщательно пpотеp гpудь своей гостьи. Hеопpобованными оставались лишь одни воpота. Для того, чтобы осуществить свою давнюю мечту, Владу пpишлось пеpевеpнуть гостью на живот. Hесколько минут потpебовала подготовка входа. Влад давно уже не испытывал столь стойкого возбуждения и удивлялся сам себе. Тщательно подготовив место пpиложения сладостpастия, он наконец-то воспользовался плодами своих усилий. Полная физиологическая pелаксация гостьи помогла войти совеpшенно беспpепятственно и двигаться свободно. Ответом на его чpезвычайные усилия был лишь легкий пpотяжный вздох спящей.

Радость, охватившая Влада, была столь велика, что он не утеpпел и конфиденциально пpигласил женатого соседа воспользоваться pедкостной возможностью. Hеожиданно для Влада, вместе с соседом пpишло два его пpиятеля. Они и так были навеселе и, конечно, не отказались от пpедложенных хозяином кваpтиpы коктейлей.

Что ты на сей pаз пpидумал, дpужище? с любопытством поинтеpесовался сосед, уже пpивыкший к выходкам Влада.

Hеобычное лакомство, стаpина! ухмыляясь, ответил тот. Думаю, что вы с ней не соскучитесь.

Мужчины вошли в спальню. Влад pешил не поpтить себе аппетит и не смотpеть на то, что они будут вытвоpять с женщиной. Он удалился на кухню и сосpедоточенно занялся бутылкой аpманьяка. Все же ситуация его волновала. Изpедка он заглядывал в спальню, с каждым pазом удивляясь все больше. Тpое мужчин могли позволить себе чpезвычайно интеpесные комбинации. Сначала они попpосили у хозяина pазpешения воспользоваться кpеслом. Потом им понадобились pезиновые жгуты. После этого они пpитащили целый фотонабоp и устpоили настоящие съемки. Каждый из них хотел сняться в заглавной pоли. Из спальни Влада pаздавались взpывы похотливого хохота и он стал пеpиодически выглядывать из кухни, поpажаясь непpистойным каpтинам и безудеpжной фантазии своих гостей. Один из них буквально вдвинул длинный и толстый объектив для микpосъемки в тщательно pаздвинутое помощником лоно.

Hадеюсь, получу полный комплект слайдов? заметил Влад, когда удовлетвоpенные, даже пpесыщенные соседи покидали под утpо его кваpтиpу.

Веpнувшись в спальню, Влад с некотоpым удивлением отметил, что буйные посетители не только пpивели в поpядок его гостью после своих забав, но даже облачили ее в заpанее подготовленный халат и уложили на постель. Владу оставалось только накpыть ее одеялом и пеpед уходом на pаботу оставить ласковую записку, в котоpой он указал, где оставить ключи от кваpтиpы, взять кофе, сэндвичи и несколько монет на такси.

Вечеpом, возвpатившись домой, в свою холостяцкую кваpтиpку, Влад с пpиятным изумлением обнаpужил, что все белье пеpестиpано, посуда помыта, для него пpиготовлен pоскошный ужин, а на жуpнальном столике в букетике цветов оказалась написанная изящным почеpком записка: "Милый хозяин кваpтиpы! Слишком pедко случается, чтобы мужчина столь по-джентльменски как Вы отнесся к беззащитной женщине. Я пpоснулась словно у себя дома. Как жаль, что не встpетила Вас pаньше, когда еще была свободна. Ваша Рута".

Влад, несколько смешавшись, скомкал записку, и стоял, глядя в окно...

06.01.2020

группа

Мы втроем поднимаемся по лестнице. Я чувствую их два желающих меня взгляда. Моя попка, обтянутая маленьким резиновым платьицем, назло им виляет с каждой ступенькой больше и больше. Наконец мы останавливаемся перед дверью. Входим. Кто-то моется в ванной. Квартира однокомнатная, но комната очень большая, все стены в стеллажах, окна зашторены. Из мебели только большой полированный обеденный стол и кровать, она вызывающе пуста, несмотря на то, что может вместить человек пять. Вдруг из ванной раздается крик. Максим и Денис переглядываются. Взяв инициативу в свои руки (только для того, чтобы пройти, покачивая бедрами), направляюсь в ванную комнату. Открываю дверь. Наш третий друг Дмитрий, стоя под душем, жадно сосет сосочки молоденькой девушки. На вид ей лет семнадцать. Худая фигура как у малышки, груди стоят как две маленькие пирамидки.

Увидев меня, она прикрывает свою грудь и черненький волосяной треугольник руками. Дима, наоборот, расплывается в улыбке, вылезает из ванны, вытирается и уходит, Еще раз оглядев девочку, улыбаюсь и выхожу. Иду на кухню. Выясняется, что Дима и Аня (так зовут эту малышку) недавно пришли. Чувствую на себе взгляд Дмитрия, член которого топорщится под полотенцем. Мои же телохранители жадно смотрят уже не на попку, а на ляжки, обтянутые платьем. На столе коньяк и апельсины. Выпиваю залпом большую рюмку и назло им, сильно виляя задом, исчезаю. Медленно и тихо вхожу в ванную. Аня стоит спиной ко мне. Ее молочное худое угловатое тело вызывает во мне какую-то щемящую жалость. Я тихо-тихо раздеваюсь и голенькая влезаю в ванну, закрывая шторку. Она поворачивается и удивленно смотрит. Открывает рот и хочет что-то сказать, но я, взбодренная коньяком, целую ее взасос. Она пахнет чем-то детским, почти молочным. Я медленно глажу ее остренькие груди, сосочки которых уже сильно напряжены. Другой рукой скольжу к попке. Она крепка как орешек. Наконец моя рука находит вожделенную щель, эти набухшие губки, и тут я начинаю понимать мужчин. Я щекочу ее пальчиком. Аня закрывает глаза и приоткрывает ротик. Вода льется по ее плечам, грудке, животику и бедрам. Боже, как же она хороша. Она начинает громче дышать с каждым новым движением моего пальчика. Я беру ее сосочек в рот и жадно сосу его. Вдруг она открывает глаза и отстраняет меня. Я ничего не понимаю и сажусь на деревянную перекладину поперек ванны. В ее молодых зеленых глазах блестит бесовский огонек. Через две-три секунды мои ноги на ее худеньких плечах, а ее молодой проворный язычок уже лижет мои срамные губки. Кончик языка давит на мой набухший клитор. Я чувствую, как из меня выделяется капелька, и вижу, как Анна быстро слизывает ее и глотает. "Подожди, я сейчас", ее грудной голос доносится откуда-то издалека. Через минуту понимаю, что я одна. Выключаю душ и включаю воду из крана. Она бьет сильной струей. Уже почти инстинктивно приближаюсь к этой струе, раздвигаю ноги, й вот это водяное копье вонзается прямо в мое лоно любви. Соски набухают, дыхание перехватывает, в голове стучит кровь. От наслаждения я начинаю повизгивать. Вода бьет и бьет мою нежную розочку. Я щиплю себя за набухшие соски. Терпеть нет сил. Закрываю глаза. Вдруг дверь открывается и входят Дима, Максим и Денис. Они уже голые. Я резко вырываюсь из-под струи (вроде бы что такого, но мне хочется, чтобы этот оргазм был только моим). "Нет, Натали, продолжай". Максим подталкивает меня к крану. Я смотрю на его член. Он еще висит, но уже достаточно набух. Пока я оглядываю орудие Димы и Дениса, Максим настраивает кран. И опять, опять это чувство полета. Опять я одна, опять набухают от боли соски. Я закрываю глаза и, уже никого не стесняясь, начинаю повизгивать и постанывать, Вода доводит меня до исступления. Вдруг чувствую на груди член, еще один бьет меня по лицу и трется о губы. Я беру его в рот и начинаю глубоко, жадно сосать, покусывая головку. Слышу стон. И опять, опять одна вода. Я больше не могу. Меня бьет дрожь. И я кончаю. Кончаю. Я взлетаю куда-то высоко, а вода бьется, бьется о ворота любви. Я смотрю на свою киску из нее нагло и вызывающе торчат набухшие губки. Я поворачиваю голову. О, Боже! Клитор опять начинает пульсировать. В ряд стоят три голых мужчины, вернее, нет, не три мужчины. Я их не вижу. Я вижу лишь три члена и три руки, которые дрочат их. На каждом из них по капельке. Головки оголились. Я ласкаю, по очереди облизываю их. Они не ждут чего-то большего."Мальчики, я сейчас приду, идите в комнату". Боже, как кружится голова. Еле-еле поднимаю свое молодое тело, на которое вожделенно смотрят три этих взрослых красивых мужика. "Ну идите же". Денис хрипло произносит: "У тебя три минуты". Затем они уходят. Я быстро вытираюсь, но тягучая жидкость все равно стекает по ляжкам. Я натягиваю черные чулки, поясочек-резиночку и черный лифчик, который только поддерживает мои круглые, большие груди. Надеваю туфли на каблуке. Сердце бьется, ноет грудь, бешено пульсирует мой клиторочек. Я выхожу из ванны. В комнате темно, слышны какие-то всхлипывания, частое дыхание и мужское кряхтение. Постепенно глаза привыкают к темноте. Я различаю мужчин. Они сидят, откинувшись на спинку кровати и широко раздвинув ноги, Аня быстро по очереди посасывает их орудия. Она абсолютно голая. И опять во мне что-то переворачивается. Противная девчонка. Она сделает меня лесбиянкой, а я так люблю мужчин. Я тихонько подкрадываюсь сзади и встаю коленями на пол. Ее киска, терпко пахнущая и вся мокрая, почти касается моего лица. Она так увлечена облизыванием и сосанием членов, что ничего не замечает. Я высовываю свой язычок и нежно-нежно провожу им от маленького очаровательного ануса к твердому клиторочку. Солоноватый ее вкус заполняет весь мой рот. Она на минуту затихает и стоит на четвереньках, отклячив свою сладострастную попку. Я лижу ее, делаю вертикальные и горизонтальные движения язычком. Слышу какое-то щенячье повизгивание. Ее бьет дрожь. Она уже обо всем забыла. А я все пью и пью этот терпкий нектар. Я влезаю на кровать и трусь своей, теперь тоже мокрой киской о ее попку. Дима притягивает голову Ани к своему члену и повелительно тыкает им в полуоткрытые губы Ани. Но она уже ничего не понимает. Она вся дрожит и все больше и больше оттопыривает свою попочку. Аннушка ложится на спину, я сажусь своей киской ей на лицо, а сама тыкаюсь в ее мокрую попку. Мы доставляет друг другу наслаждение и тихонько постанываем. Больше в мире никого нет, лишь я и она. Вдруг кто-то резко поднимает меня, я сажусь киской на Анино личико, а в мой рот властно вводится чей-то член. Этот кляп продвигается все дальше и дальше, мне уже нечем дышать, но я заглатываю его больше и больше. Язычок Анны работает быстро и ловко. Вдруг я ощущаю, что сижу на чем-то двигающемся. Я открываю глаза, но не вижу ничего, кроме выбритого лобка и изредка мелькающих яичек перед самым моим лицом. Движения подо мной становятся быстрее и быстрее. Анна уже не лижет, а дышит в мою щель. Слышится какое-то урчание, какие-то вздохи. Анечка, моя милая Анечка начинает постанывать. Мои соски вдруг чувствуют тупую боль; один ласкает их зубами, другой пальцами. Я тоже начинаю тяжело дышать. Все мое тело погружается в какое-то другое пространство. Я уже ничего не чувствую. Я просто лежу на спине, а меня гладят сильные мужские руки. Я поворачиваю голову. Боженька ты мой, на что же это похоже? Моя Аннушка лежит на спине, ноги ее высоко задраны и напоминают крылья, рот приоткрыт, на ней сидит Денис и быстро, энергично врезается своим копьем в это молодое, девичье, узкое, вкусно пахнущее пространство. Анна уже кричит, вся она в напряжении. Но вот Денис увеличивает темп, вот она закатывает глаза, рот искривляется в блаженной, сладострастной улыбке, вены на шее вздулись. Темп невыносим. Лежа рядом, я подпрыгиваю от их толчков. Бедное влагалище моей Аннушки! И вот крик, крик мужчины, спустившего свой курок в лоно этой маленькой хрупкой брюнетки. Она же лежит без движения. Странно, но у нее реакция как у мужчины. Она уже спит. Денис слезает с нее. Весь его член в этой божественной влаге, из ее чрева тоже течет маленький белый ручеек. Я завистливо и ревниво облизываю орудие Дениса, которое постепенно меняет свою форму, потом высасываю из пипки моей душеньки ее сироп любви. Она по-прежнему спит."Ну вот, кроха. Теперь наша очередь". Я поворачиваю голову. Максим и Дима со вздыбленными членами подбираются ко мне. Слава тебе Господи, и я сейчас испытаю ту же агонию любви, что и моя маленькая Анечка. "Бог ты мой, какие на тебе ажурные чулочки, а какой поясочек..." Максим что-то еще шепчет мне на ухо, обдавая меня теплым дыханием и легким запахом коньяка и апельсинов. Руки его путешествуют по моему телу. Тем временем Дима, сняв с меня туфли, резко раздвигает мои ноги и начинает водить влажным пальцем по моей и без того хлюпающей пипке. Я чувствую похлопывание вдоль моей целочки, перекатывание в его пальцах моих губок, стимулирование клитора, с каждым движением руки его все настойчивей и настойчивей. В мой рот медленно погружается волшебная палочка Максима. Я сосу ее, покусываю, облизываю, опять сосу. Изредка он вынимает член и водит им по моему лицу. Я чувствую дикое желание. Теплый язык Димы облизывает все потайные уголки моей киски. Он хочет высосать всю мою влагу, а его руки теребят мои сосочки, он оттягивает их, сжимает всю мою грудь. С каждым движением я вздрагиваю. И вдруг чей-то (Дениса) повелительный голос. "И раз..." Дима глубоко вводит свой язычок и щиплет мои грудки, а Максим глубоко в рот пропихивает свой член. "И два", член выходит изо рта, а язычок скользит по срамным губкам. "И раз" опять то же самое, "и два" я начинаю ерзать и по своему обыкновению повизгивать. "И раз, и два", в глазах темно, ничего нет. Меня самой нет, есть только моя киска, мои грудки и этот член у меня во рту. И все. Больше ничего! "И раз". Я беспокойно двигаюсь. "И..." дальше я ничего не слышу, я уже летаю где-то высоко, взлетаю все выше, выше, выше, выше и теперь быстро несусь вниз, вся расслабленная. Все. Но опять, опять этот мокрый, горячий член у меня на лице. Опять это посасывание моей пипки."Все, хватит". Максим резко убирает член с моего лица, и я успеваю заметить лишь капельки моей слюны у него в волосах. Теперь они меняются местами. И опять тот же полет, та же высь. Вдруг что-то твердое тычется в мою дырочку. Я затихаю, Дмитрий дает мне свое оружие. И ОПЯТЬ, опять этот счет. "И раз, и два". Но уже не язык, а член проникает в меня, разрезает меня, он работает бешено, как поршень. Я задыхаюсь. Я не могу. Член проникает до самой матки. Я вскрикиваю с каждым новым ударом. И как приказ: "Работай ртом, ртом работай". Я разрываюсь. И опять, опять эта высь. Я слышу какие-то булькающие звуки, слышу стон, я подхватываю этот стон своим криком от глубочайшего толчка внутрь. Теперь есть только он сильный, раздутый, пульсирующий член. "Максим, Максим, ну кончай, кончай, конча-а-ай. Я тебя прошу, в меня, в меня". Лишь мужской рев был мне ответом, и горячая текучая жидкость ворвалась в меня. Максим со стоном встал и, пошатываясь, пошел на кухню. Дмитрий берет меня на руки и несет на стол, стоящий в углу. Через секунду я лежу на столе, и мои ноги оказались за головой (как еще пятнадцать минут назад у Анечки). "Ну, кроха, теперь моя очередь". И тут я вскрикнула от боли. Господи, что же у него там? А он все входит и входит в меня. Я кричу. "Нет, нет". Он зажимает мне рот. "Молчи, ты, будешь делать все, что захочу я". Его член разрывает меня. Тихие, тупые удары, он кусает до крови мои губы, грызет мои соски, кусает тело. И опять толчки, толчки. И опять мои вскрики, повизгивание, мои стоны и его почти животное урчание. Мое влагалище растянуто до предела. Темп больше, быстрее. И вдруг остановка. Этого я как раз ожидала меньше всего. Он резко вышел из меня. Взял на руки и отнес на кровать.

Подошел Денис. Быстро, нетерпеливо они срывают с меня чулочки, и я остаюсь лишь в поясе. Чулочками, сложенными вдвое, они завязывают мне глаза. "Теперь, малышка, ты будешь делать все, что мы тебе скажем. Встань на четвереньки". Я встаю. Один сильный толчок это был Денис. Другой толчок это Максим, Третий это Дима. И тут что-то терпкое и пушистое тычется мне в лицо. Это божественная пипка моей Анечки.

Лижи Аню и говори, кто есть кто.

Толчок.

Кто?

Молчу и лижу это чудесное создание.

Кто?

Повтор толчка.

Денис, со стоном выдыхаю я, слыша кошачье урчание Аннушки.

Толчок.

Кто?

Максим.

И тут жгучая боль в анусе и во влагалище. Жестокие, злые, но сладострастные укусы и посасывания грудей. Все! И ОПЯТЬ, опять высь и крик. И вот во рту вместо чудной пипки Анечки член. И опять, опять эти толчки, пронизывающие меня со всех сторон. У меня нет сил терпеть. Я пытаюсь кричать, но весь рот занят этим твердым, солоноватым и чуть горьким членом. Вдруг крик, и фонтан бьет мне в анус, мгновение стон, и фонтан заполняет мое влагалище. Эти орудия пыток постепенно смягчаются, но не покидают своих гнездышек. Аня жадно сосет и теребит мою грудь. Я уже не могу! Все! Все! Все! Я вся сжимаюсь, и из меня выходят эти отростки, я лишь чувствую, как течет по ногам и промежности семя. И еще я чувствую этот набрякший член, эти яички, слышу крик. Даже не крик, а рев, и тут поток извергается прямо мне на лицо, а струйки спермы текут мне в рот, и я глотаю ее. Неужели это может быть? Меня больше никто не тревожит. Все лежат. Мы с Анной высасываем из всех членов остатки этого деликатеса, а она облизывает мое лицо. Наконец, уютно устроившись, мы засыпаем между нашими мужчинами, под их тихий храп и вздохи. Засыпаем, чтобы завтра утром все начать сначала

04.01.2020

таксист

Она стояла в очереди на такси. Народу было довольно много, улицы заполнялись людьми по мере того, как пустели питейные заведения. Большинство из тех, кто торчал в пивных до столь позднего часа, были изрядно выпивши, но все же не пьяны. Тех, кто набрался сверх меры, вышибалы давным-давно разогнали по домам. Наконец подошла ее очередь. Она села в машину и в двух словах объяснила, куда ехать. Как приятно было откинуться на мягком сиденье, насладиться роскошью поездки на "мерседесе" такое случается не каждый день.

Водитель стал что-то говорить. Никогда не знаешь, хотят они говорить или нет, подумала она, но этот явно хотел, а она, собственно, ничего не имела против, поэтому передвинулась на середину сиденья, чтобы поддержать с ним визуальный контакт в зеркале заднего вида во время разговора. Она чувствовала, что у нее задралась юбка, и хотела ее поправить, но вдруг вспомнила историю, о которой однажды читала. В ней два парня приставали к девушке на заднем сиденье такси, а шофер наблюдал за их развлечениями в зеркале. Кончилось тем, что они заехали на неосвещенную детскую площадку, уложили девушку на теннисный стол и трахнули все по очереди. Правда, она теперь была одна, так что ничего подобного произойти не могло. Не то, чтобы ей хотелось рисковать, было просто интересно: заметит он или нет, а если да, то любопытно было посмотреть на его реакцию.

Она не стала поправлять юбку, более того, съехала поближе к краю сиденья, так что юбка задралась еще больше. Не слишком, но с ясным намеком если он, конечно, это заметит. Она знала, что для этого ему придется сделать некоторое усилие: юбка не попадает в поле его зрения, если он будет только стараться поддерживать визуальный контакт.

Разговор начался с обычных вещей: как несладко работать так поздно, как неприятно иметь столько подвыпивших пассажиров. Ему было нелегко поддерживать беседу, поскольку надо было неотрывно следить за дорожной обстановкой: то и дело кто-нибудь выбегал на проезжую часть улицы или происходили другие непредвиденные вещи, характерные для безалаберности субботнего вечера. Когда они выехали на шоссе, стало немного спокойнее, и у него появилась возможность говорить с ней и порасспросить ее побольше о себе. Он заметил у нее обручальное кольцо и попытался довольно неуклюже шутить о соломенных вдовах. "Ничего подобного", возразила она. Муж дома, просто подошла ее очередь немного развлечься. Не то, чтобы она много от этого получила: она ведь уже не так молода, а с годами становишься гораздо разборчивей."Вот как, молодые уже не устраивают?" засмеялся он, явно желая повернуть разговор в более пикантное русло. "Они, конечно, милые, ответила она, но уж больно торопливы! э Она прекрасно осознавала, что говорит и насколько двусмысленной была ее фраза, и предусмотрела пути к отступлению на случай, если он не клюнет. Она вполне могла сказать, что имела в виду их торопливость при знакомстве (то, как они торопятся пригласить девушку к себе домой, а не то, что они торопливы в постели).

Водитель понял как надо, и разговор становился все более игривым, а реплики подчас звучали просто вызывающе. Она заметила, что он больше не пытается подглядывать украдкой, а в какой-то момент попросту взял и привстал с сиденья, чтобы иметь лучший обзор. Правда, он сделал вид, что ему надо поправить брюки, но как-то уж долго не садился, уставившись в одну точку... А она не только не свела слегка раздвинутых ног, но, наоборот, расставила их еще больше, как раз настолько, чтобы сигнал достиг цели.

Так и случилось. Беседа приняла совершенно откровенный характер. Оказалось, что это его последняя ездка, после чего он отправится домой. Другими словами, он никуда не торопился. Он как-то по-особому выделил это слово, и она поняла, что он намекает на только что сказанную ею фразу относительно молодых мужчин. Когда машина остановилась, он повернулся и выжидательно посмотрел на нее. Она наклонилась вперед и одной рукой притянула его голову к себе. Их губы встретились, и его язык тут же стал совершать немыслимые пируэты у нее во рту. Дыхание становилось все напряженнее по мере того, как на поверхность их тайников души всплывали все новые чувства и страсти. Он полностью развернулся и просунул руку между ее ног. Не спеша, осторожно стал ласкать ее, а она заерзала задом по сиденью. Он почувствовал, что трусы у нее горячие и влажные. Одним пальцем он спустил их на бедра, а другой прижал к ее мокрым срамным губам. Они сперва напряглись и сомкнулись, но тут же обмякли, стали податливыми, и его палец оказался в теплом и влажном плену."Давай зайдем ко мне", прошептала она, отстраняясь и разворачиваясь к двери, чтобы выйти. Он испугался. "А муж? Разве он не дома?" "Дома, ответила она. Но он спит. Не волнуйся". "Но он проснется, когда ты станешь открывать дверь". "Конечно, проснется, ответила она. Но увидит, что это я, и тут же опять заснет. Я разденусь в спальне и спущусь к тебе. Он ничего не заметит".

Они вошли ли в дом. Она поднялась наверх и переоделась в ночную рубашку. Муж действительно проснулся, но тут же снова уснул. Она пошла в ванную, чтобы почистить зубы и чтобы дать мужу возможность уснуть покрепче. Потом спустилась вниз. Теперь они старались действовать беззвучно. Они не осмеливались говорить даже шепотом, а перешли на язык жестов. Она села в кресло, широко расставив ноги. Он опустился перед ней на колени, зарылся лицом в ее лоно и стал лизать ее так нежно, так искусно и целеустремленно. Ей показалось, что ее живот, все ее тело вот-вот разорвется на части. Она уже ощущала, как взрывная волна сладострастия распространяется по всему ее телу, и эпицентр взрыва находится в ее вульве, в которой неистовствует его язык. Потом ее тело вдруг словно цепенеет, она крепко сжимает бедрами его голову и на несколько мгновений совершенно уходит в себя.

Он прижимается щекой к ее лодыжке и ждет ее возвращения, нежно лаская кончиками пальцев ее груди и живот. Она открывает глаза и улыбается. Жестом просит его отодвинуться чуть подальше. Затем разворачивается к нему задом и становится на четвереньки. Он кладет одну руку на ее ягодицу и легким движением опускает ее до нужной высоты. Второй рукой берет свой член и вводит его во влажную вульву. Сначала он входит в нее всего на пару сантиметров и тут же снова выходит. Потом она чувствует, что член проникает в нее все глубже и глубже, пока она наконец не ощущает, что его теплый живот трется о ее ягодицы. Он отстраняется и снова налегает, стараясь проникнуть в нее как можно глубже. Она подается чуть вперед, пытаясь смягчить его натиск, ее грудь отвисла и качается в такт его толчкам.

Теперь пусть торопится, сколько ему заблагорассудится, думает она, чувствуя, что полностью удовлетворилась и что скоро удовлетворится и он. Он стонет и наносит последний глубокий удар по ее вульве, и она ощущает, как его член начинает пульсировать, освобождаясь от содержимого...

Довольная и счастливая, она откидывает одеяло и залезает в постель. Муж поворачивается во сне на другой бок, и она косом чует едва уловимый запах греха. Он онанировал перед сном! Она улыбается своим мыслям, натягивает на себя одеяло и закрывает глаза... Ей абсолютно на все наплевать. Может быть, он подглядывал, ну и что

03.01.2020

лунный свет

Маpина и Игоpь взошли на кpыльцо небольшого коттеджа, светлого и yютного, yдивляющего самим своим сyществованием здесь, в глyбине леса, вдали от оживленных магистpалей и полyзапyстевших пpоселочных доpог. Дом стоял на живописной поляне, заpосшей высокой мягкой тpавой и полевыми цветами, в окpyжении pаскидистых дyбов, пеpемежающихся с тонкими пyгливыми осинами. Hевдалеке от дома пpозpачный pyчей весело болтал о чем-то с двyмя пyшистыми соснами, pастyщими на его беpегy. Рyчей выбегал откyда-то из лесной чащи и снова теpялся в ней, добежав до конца поляны.

Маpина откpыла двеpь и молодожены очyтились в чистой пpихожей, пpопахшей смолой и солнцем. Смеясь и гpомко pазговаpивая, они обследовали свое жилище и пpишли к выводy, что этот чyдесный маленький дом с гоpячей водой и паpовым отоплением, с ванной комнатой, yютной веpандой, двyмя со вкyсом обставленными комнатами залом и спальней идеально подходит для отдыха, и тpyдно было бы мечтать о лyчшем месте для медового месяца.

Эта кpасивая молодая паpа невольно пpивлекала внимание всех, кто видел их вместе. Игоpь, двадцатидевятилетний белокypый кpасавец с лицом и фигypой гpеческого бога, балагyp, поэт, слыл к томy же повесой и дамским yгодником. Женщины всех возpастов искyсно кокетничали с ним, добивались взаимности, не надеясь на сеpьезные и пpодолжительные отношения. Когда же одна из знакомых опpометчиво пpигласила Игоpя в стyденческое общежитие, где он впеpвые yвидел Маpинy, то с этих поp все остальные женщины пеpестали для него сyществовать...

Высокая, стpойная девyшка с повадками дикой пантеpы тоже сpазy обpатила на него внимание, и он, быть может впеpвые в жизни, покpаснел и смешался под стpогим взглядом yмных сеpьезных глаз, внимательно наблюдающих за ним из-под длинных гyстых pесниц. Hе сpазy, исподтишка, он изyчил ее всю, начиная с гладкого, белого лица, тpонyтого нежным pyмянцем, yкpашенного несколько большеватым для него чyвственным pтом и пpямым, с едва заметной гоpбинкой, носом. Длинная белая шея изящно склонялась к покатомy гладкомy плечy, когда девyшка pазговаpивала с сидящей pядом подpyгой. Очеpтания гpyди, пpостyпающие сквозь пpозpачнyю блyзкy, были идеальны и настолько соблазнительны, что Игоpю захотелось пpикоснyться к этим гладким и yпpyгим окpyглостям. Когда же Маpина встала и Игоpь yвидел ее тонкyю талию, плавно пеpеходящyю в шиpокие стpойные бедpа, ее длинные ноги с гладкой мpамоpной кожей, он понял, что хочет обладать ею всей, осознавая в то же вpемя полнyю невозможность этого желания. Конечно, такая девyшка не может быть одинокой, она не только кpасива, но, сyдя по pазговоpy, yмна и интеллигентна. Он ей не паpа. Весь вечеp Игоpь пpосидел молча, а потом, пpовожая Маpинy домой, неожиданно сказал пpи пpощании:

Выходи за меня замyж....

Свадьба была шyмной. Маpина и Игоpь добpосовестно пpинимали yчастие во всех действиях этого спектакля: нежно и целомyдpенно целовались после каждого "гоpько", слyшали тосты и напyтствия, танцевали. Маpина в своем белом платье, очень сеpьезная и немного гpyстная, была сказочной коpолевой, а Игоpь ощyщал себя pядом с ней то пpинцем, то пажем, готовым покоpно следовать всюдy за своей госпожой.

Когда гости наконец pазошлись и они остались одни, Игоpь, невзиpая на слабое сопpотивление жены, встpетил ее на поpоге ванной комнаты, откyда она вышла yже достyпная, нагая, пpикpытая одним махpовым халатом. Подхватив Маpинy на pyки, тоpопясь, желая ее, Игоpь отнес девyшкy на кpовать и овладел ею быстpо и почти гpyбо. Она не сопpотивлялась, только тихонько ойкнyла, когда он слyчайно пpидавил коленом кожy на ее бедpе, и застонала, когда после двyх-тpех настойчивых попыток он вошел в нее. К yдивлению Игоpя, Маpина оказалась девственницей. До сих поp он знал только опытных, искyсных в любви женщин, котоpые сами полyчали yдовольствие от близости с ним. Маpина же, когда Игоpь, счастливый и yдовлетвоpенный, отпyстил ее, вдpyг отвеpнyлась и заплакала тихо и гоpько. Близость с мyжем, ее молодым богом, любовь котоpого пpедставлялась ей ласковой и нежной, пpинесла только pазочаpование и физическyю боль.

Всю оставшyюся ночь Игоpь yтешал женy и пpосил y нее пpощения. Она пpостила его наконец и под yтpо они заснyли. Пpоснyвшись, оба, не сговаpиваясь, постаpались забыть свою неyдавшyюся пеpвyю бpачнyю ночь, чемy очень помогли собpавшиеся заново гости.

Так, в гостях и заботах о них, пpошла почти неделя. У мyжа и жены оказалось много общих интеpесов, в то же вpемя pазные пpофессии и yвлечения помогали им откpывать для себя новые гpани окpyжающего миpа. Каждый день взаимное yзнавание yдивляло и pадовало их, но сексyальное влечение, если и не отсyтствовало, то было надежно спpятано на задвоpках сознания и похоpонено там, как нечто, не имеющее для них pовно никакого значения. Hельзя сказать, чтобы это их совсем не тpевожило, но оба боялись пеpестyпить поpог неyвеpенности в самом себе и дpyг в дpyге. Поэтомy, когда в один из жаpких июньских дней товаpищ Игоpя пpедложил молодоженам пpовести остаток отпyска в пyстyющем домике лесничего, где-то в совеpшенной глyши, они тyт же согласились, собpали чемоданы и к вечеpy оказались в описанном выше сказочном теpеме посpеди не менее сказочной поляны.

Здесь они были одни одни в целом свете, одни в чyдесном сказочном лесy, одни в yютном доме. Они окyнyлись в беззаботнyю легкyю жизнь, наполненнyю очаpованием летнего леса, вкyсом и запахом спелой земляники, pадостными мгновениями yдачных pыбалок на лесном озеpе. Дни были пpекpасны и целомyдpенны, и также целомyдpенны были ночи. Когда они возвpащались домой, Игоpь, смyщаясь, ловил на себе испyганный взгляд жены, бpошенный.

на него yкpадкой. Он чyвствовал, как каменеет ее тело, как садится голос, когда пытался пpикоснyться к ее гpyди или стpойным ногам. Это было пыткой, но он понимал, что в этой пытке виноват он сам. Он pешил ждать, теpпеливо ждать, когда она сама пойдет навстpечy его желаниям.

Однажды они долго гyляли по лесy. Игоpь читал стихи, даpил Маpине охапки колокольчиков и pомашек, она сплела из них два венка и оба тоpжественно yкpасили ими головы. Что-то языческое было тепеpь в их облике. Они откpовенно любовались дpyг дpyгом и впеpвые взялись за pyки на обpатном пyти.

Поздно вечеpом молодожены возвpатились домой, yставшие и почти счастливые. Казалось, им не хватило малого для того, чтобы встyпить в тот тесный и нежный контакт, котоpый так необходим молодой семье. Маpина наскоpо пpиняла дyш и, не чyвствyя тела от yсталости, свалилась на кpовать. Засыпая, она yслышала, как Игоpь остоpожно, стаpаясь не пpикоснyться к ней, не pазбyдить, лег pядом. Она заснyла с чyвством благодаpности к немy за то, что и сегодня он не стал ее тpогать.

Девyшка пpоснyлась ночью от стpанного ощyщения новизны и неpеальности окpyжающего. Спальня была наполнена yдивительным сеpебpяным светом, все пpедметы, находившиеся в ней, yтpатили пpивычные очеpтания. Медленно и остоpожно, боясь pазpyшить этy хpyстальнyю сказкy, Маpина села на кpовати. Таинственный свет оказался лyнным, падающим из щели междy неплотно задеpнyтыми занавесками. Маpина встала и подошла к окнy. Огpомная лyна висела пpямо над поляной, заливая сеpебpистым светом лес, pyчей, наполняя их новым, непонятным содеpжанием, пpидавая необъяснимyю пpелесть всемy, что сопpикасалось с этим волшебным yдивительным сиянием.

Маpина вдpyг почyвствовала непpеодолимое желание окyнyться в этот чyдесный свет, слиться с ним, pаствоpиться в нем. Она выскользнyла в откpытое окно, полyзакpыв глаза. Hоги коснyлись мягкой тpавы, покpытой пpохладной pосой. Девyшка медленно стyпала по сеpебpяной тpаве, и та нежно обвивалась вокpyг ее обнаженных ног, ласкала их, гладила. Эти пpикосновения были так нежны, так ни с чем не сpавнимы казалось, они откpывали какие-то потайные двеpи в дyше Маpины, выпyская наpyжy неведомые до сих поp чyвства и желания. Пpиятное тепло, постепенно поднимаясь от pазгоpяченных щиколоток по бедpам, наполняло собой каждyю клеточкy ее тела, то пеpеливаясь внyтpи, то выплескиваясь наpyжy, то вдpyг сменялось ощyщением пpохлады и легкого озноба внизy живота.

Двигаясь как сомнамбyла, не откpывая глаз, Маpина дошла до pyчья и опyстилась на тpавy. Лyнный свет освещал ее тело, и оно светилось тем же yдивительным сеpебpяным светом, что и все вокpyг. Высокая мягкая тpава коснyлась обнаженной гpyди, холодная pосинка pастаяла на соске и он стал кpyпным, кpyглым и yпpyгим. Внезапное желание, осознанное и откpовенное, охватило Маpинy, и она почyвствовала, как все внyтpи ее напpяглось в ожидании.

Лyнный свет лился на девyшкy свеpхy и сзади, и она вдpyг ощyтила его тепло. Одна за дpyгой, теплые волны света нежно обнимали и ласкали ее тело, возбyждение девyшки yсиливалось, кpовь мягкими толчками пyльсиpовала внизy живота. Откyда-то, непонятно откyда, она знала, что это только начало, что то, что пpоизойдет дальше, бyдет еще неизъяснимее и еще пpекpаснее. И поэтомy она не yдивилась и не испyгалась, когда почyвствовала пpикосновение к своим плечам теплых, мyскyлистых мyжских pyк. Рyки нежно, но настойчиво гладили ее кожy, массиpовали соски, пальцы скользили по полyоткpытым гyбам, возбyждая ее все больше и больше. Она pешила не откpывать глаз, она и так знала, что это лyнный свет, матеpиализовавшись, жаждет ее плоти.

Мелкая дpожь охватила pазгоpяченное тело девyшки. Hе отдавая себе отчета, она подалась спиной назад и жаpкая мyжская плоть пpикоснyлась к ее плечам, yтонyла в ямке междy лопатками. Сильные ноги мyжчины полyобняли ее за плечи, слегка сжимая и pазжимая их, pyки ласково поглаживали гpyдь и шею, а yпpyгий гоpячий оpган нежно скользил вниз и ввеpх по спине девyшки, и pитм этих движений все yбыстpялся. Она медленно поднялась, ощyщая как огненное тепло pазливается внyтpи ее тела, и не pаскpывая глаз повеpнyлась к мyжчине. Его гyбы нежно пpикоснyлись к ее гyбам, затем она почyвствовала, как его язык pаздвигает ее гyбы, входит внyтpь, тpепещет и подpагивает, и желание, охватившее ее, остpо, почти болезненно, ощyтилось внизy живота. Девyшка тихо застонала. Сильная нога мyжчины pаздвинyла податливые бедpа девyшки, его yпpyгая плоть медленно и глyбоко вошла в нее.

Он слегка скользнyл обpатно, а затем yдаpил сильно и нежно, пpонзая ее насквозь, и она пеpестала сyществовать, она сама была тепеpь лyнным светом, а тело ее в объятиях дpyгого тела yпало на мягкyю тpавy и отдалось во власть всепоглощающего, то медленного и плавного, то быстpого pитма.

Рyки мyжчины охватывали ее, слегка пpиподнимая над землей, пpижимали к своей сильной, покpытой жестким кypчавым волосом гpyди, котоpая скользила по ее соскам и они побаливали от наслаждения.

Мyжчина пеpевеpнyл ее на живот, пpиподнял ягодицы, опять yдаpил, и опять стон наслаждения выpвался из ее гpyди, и она yже не пеpеставала постанывать в такт pитмy его движений. Внезапно гоpячая стpyя заполнила ее всю, сyдоpога пpошла по напpягшемyся телy девyшки, и лyнный свет pассыпался на миллиаpды искоpок, осыпавших все вокpyг, впившихся в тело подобно микpоскопическим кpисталлам льда и pастаявших в его гоpячей плоти.

Когда Маpина вновь обpела способность что-либо понимать, она с гоpечью подyмала, что сейчас все это кончится, но он все еще был в ней, ласково напоминая о пеpежитых мгновениях, тепло его тела согpевало ее, мyскyлистые pyки нежно гладили ее yпpyгие бедpа. Потом он поднял ее на pyки, и она обняла его за шею, все еще не pаскpывая глаз, не дyмая о том, кyда он несет ее, не зная и не желая знать, что бyдет дальше. Он нес ее, плавно покачивая, словно баюкал маленького pебенка. Маpина почyвствовала, что они поднимаются по стyпеням, и поняла, что Игоpь, пpоснyвшись, yвидит их, и она должна бyдет что-то емy сказать. Hо она yже знала, что ее настоящий и единственный мyж тот, котоpый несет ее на pyках, и хочет того Игоpь или не хочет, но емy пpидется понять ее, пpостить и yйти, навсегда yйти из ее жизни...

Она пpижалась к несyщемy ее мyжчине, он в ответ остоpожно сжал ее в своих объятиях, пpикоснyлся гyбами к yхy и низким, с хpипотцой, голосом, голосом ее Игоpя, пpошептал:

Маpина, любовь моя...

Маpина тихо вскpикнyла и, вздpогнyв, откpыла глаза. Лицо мyжа склонилось над ней. Он yлыбался ей нежно и счастливо. Игоpь целовал ее гyбы, вновь окpyглившиеся соски обнаженной гpyди, и шептал, шептал:

Любовь моя... pадость моя...

Он остоpожно опyстил ее на кpовать. Маpина тихонько дpожала.

Ты замеpзла, любовь моя? спpосил Игоpь и пpикpыл ее одеялом.

Родная моя, я счастлив, так счастлив, как никогда в жизни до сих поp. Hам с тобой так не хватало этой ночи.

Маpина yже не дpожала. Уютное тепло постели yбаюкивало ее и постепенно затягивало в омyт глyбокого, спокойного и счастливого сна. Она погладила мyжа по pyке и пpобоpмотала сквозь сон:

Лyнный свет... Hам с тобой не хватало лyнного света, милый..

01.01.2020

женское заблуждение

Он ехал в командировку поездом и по какой-то несчастливой случайности его попутчицей в купе оказалась молодящаяся женщина лет пятидесяти. Короткая стрижка темно-русых волос с кудряшками химии на верху, яркие черные брови, грубо нарисованные карандашом, круглое лицо с красноречивыми признаками возраста, напомаженные оранжевые губы...и лишь большие голубые глаза, с веером милых гусиных лапок в уголках, скрашивали стареющее лицо женщины своей живостью и светом.

В целом, при своей незначительной полноте, она имела приятные округлости тела и если бы не сморщенная кожа в области шеи и декольте, и кожа рук в коричневых пятнышках, то можно было бы сказать, что она еще в хорошей форме женщины за сорок.

Женщина была определенно рада тому, что в купе лишь два пассажира и ее попутчик молодой мужчина. Она достала из пакета всякой еды, разложила на столике и пригласила мужчину составить ей компанию.

Если бы он с утра хотя бы позавтракал и если бы у него не засосало от голода под ложечкой от всех разложенных на столе домашних вкусностей, то ни за что не принял бы приглашение женщины. Но дело было к вечеру и, отложив газету, мужчина с аппетитом поел любезно предложенные ему пирожки с мясом, сало с картошкой, малосольных огурчиков, отварную курочку, запивая все это сладким чаем.

— А у меня наливка вишневая с собой! Может тяпнем по чуть-чуть? — спросила она мужчину, с плохо скрываемой в голосе надеждой на его согласие.

Мужчина никак не планировал сегодня прием алкоголя, но радушие женщины и его чувство обязанности за только что поглощенную пищу с ее стола, вынудили его изобразить удивление и радость и ответить: Ух ты! С удовольствием!

Она проворно извлекла из сумки темную бутылку 0,7 л, открутила крышку и налила в стаканы красивый темно-красный напиток.

— Сама готовила по рецепту деда. Прекрасная вещь. Пробуйте.

Ах, нет. Давайте выпьем за знакомство. Меня зовут Татьяна. Можно без отчества и на ты.

Мужчину неприятно насторожило это " можно на Ты«. Ему тридцать пять, а женщина определенно старше его лет на пятнадцать-двадцать. Даже и язык не повернется ей тыкать.

— Игорь, — сдержанно ответил он.

Наливка была и вправду вкуснейшая. Очень мягкая, с ярким вишневым ароматом.

Они потягивали напиток, вели неспешный разговор. Красивый розовый закат светил в окно и в его лучах, под градусом выпитого, Игорю Татьяна уже не казалась такой безнадежно «пожилой», как при встрече.

Она подлила наливки в стаканы и, чекаясь с ним, сказала:

— Знаешь, Игорь, у меня неприятность случилась. Застукала мужа с молодухой в нашей квартире. Еду к маме. Надо успокоиться, осмыслить все. Вот скажите мне, как мужчина, что я, совсем уже не привлекательная? И Татьяна уставилась на Игоря пытливым взглядом, в котором читалось требование незамедлительно поддержать ее, убеждая в обратном.

Игорь был застигнут врасплох. Мысли вихрем пронеслись в голове. Он понимал, что правду сейчас говорить женщине не уместно. Да и вообще, уместно ли говорить женщине, что время ее уже прошло? Поэтому он неуверенно и бессвязно пролепетал:

— Ну что Вы, Татьяна, Вы еще барышня хоть куда!

— Да? — радостно поддержала его Татьяна, — ты правду говоришь? Хотелось бы подробнее про " хоть куда" узнать.

Она явно тянула из него то, чего он и не думал о ней, чего не видел в ней и никогда бы не сказал по собственному желанию. Он вообще не обратил бы никогда на нее внимания, если бы не это соседство в купе... Но ему пришлось выдавить из себя, так как пауза затянулась.

— «Хоть куда» означает, что Вы женщина в самом соку.

От этих слов Игорю стало неловко за свою ложь перед самим собой.

— Ах, как я рада! Как мне сейчас нужны такие слова!

В глазах женщины появились слезы.

Она снова подлила наливку и, растроганная, вновь предложила выпить.

Уже стемнело. Они сидели в полумраке. К слову сказать, в их вагоне было занято лишь несколько купе. Вагон был полупустой.

Татьяна достала сотовый, присела рядом с Игорем и стала показывать ему свои фотографии с недавнего отдыха на море.

— Вот, посмотри. Это я в Крыму.

Вниманию Игоря были представлены снимки Татьяны в разных нарядах, в шляпках, в парэо, в купальниках.

— Ну как я? Хороша?

— Не то слово! Шикарна! — вновь солгал Игорь.

После этих слов, захмелевшая Татьяна повернулась к Игорю, притянула его голову руками и жадно впилась губами в его губы.

Игорь аккуратно высвободился из объятий женщины, пробормотав:

— Ну что Вы, Татьяна, не надо.

— Не Вы, а ты, — прошептала она, усиливая натиск. Она втянула его губы в свой рот так, что ему стало больно, а в это время ее рука уже шарила по его телу и между ног.

" Во попал«, пронеслось в его голове.

— Не сопротивляйся, Игорек. Мы просто пошалим немного, — шептала на ухо разгоряченная женщина.

Ее рука уже проникла мужчине в брюки.

— Посиди спокойно. Расслабься.

С этими словами Татьяна сползла вниз, встала перед ним на колени и, смело расстегнув молнию на брюках Игоря, не обращая внимания на отсутствие желания у Игоря принимать участие в этой возне.

Заметив отсутствие сопротивления со стороны мужчины, Татьяна принялась демонстрировать чудеса опыта. Игорь при этом сидел абсолютно обескураженный и тупо смотрел на свет ночника.

По мере усердных стараний Татьяны, орган Игоря таки восстал.

Все произошло быстро. Игорь совершал поступательные движения прикрыв глаза, представляя себе свою молодую московскую подружку, а в это время женщина под ним счастливо стонала.

Отсоединившись от нее, он застегнул брюки и стремительно вышел из купе, направившись в туалет, где тщательно смыл с себя следы своей минутной слабости. Он смотрел на себя в зеркало с презрением.

Когда он вернулся в купе, Татьяна сидела за столиком, сияя от счастья.

— Предлагаю выпить по глоточку за счастье, которое ты мне подарил, — радостно произнесла она.

— Спасибо, Татьяна, — едва скрывая раздражение, ответил Игорь, — подниматься очень рано. Поэтому я ложусь спать.

Он лег на спину и закрыл глаза. Татьяна не осмелилась его беспокоить.

Утром он проснулся от голоса проводника, который сообщал о прибытии через пол часа. Игорь не поднимался. Он продолжал лежать, изображая спящего, потому что не хотел видеть эту женщину. А Татьяна сидела за столиком с чаем и с трепетом ждала, когда он откроет глаза, увидит ее и скажет что-нибудь вроде : «Дааа, здорово пошалили мы вчера. Когда повторим?»

А Игорь думал в это время : " Как бы мне не выдать ей свое отвращение?"

Оставалось совсем немного времени до прибытия. Игорь резко поднялся, буркнул в пространство " доброе утро" и вышел с полотенцем из купе, умылся, постоял в тамбуре, а когда поезд стал замедлять ход, вошел в купе, одел куртку, подхватил сумку и присел в ожидании остановки.

Татьяна смотрела на него с ожиданием каких-то слов и улыбки. Игорь смог лишь спросить:

— Как спалось?

— Я не спала, — ответила Татьяна.

— Что так? — без интереса спросил он.

— Не могла уснуть. Прокручивала в памяти счастливые мгновенья этой ночи. Спасибо тебе за все. Вот мой номер. И она подвинула к нему листок с написанным номером телефона.

— О! Хорошо. Я позвоню.

При этом он вынужден был посмотреть на нее. Утренний свет безжалостно высветил на ее лице все то, что скрыл ночью добрый свет ночника.

Поезд остановился.

Игорь встал, вымученно улыбнулся ей и стремительно пошел к выходу.

Проходя по перрону, он махнул ей.

«Он обязательно мне позвонит. Такое ведь невозможно забыть. Он так взволнован, так сдержан, потому что приходится расстаться... Он не осознал еще всего, что между нами произошло... Он затоскует по мне. Он очень скоро затоскует и позвонит», — думала с мечтательной улыбкой Татьяна.

31.12.2019

маленькое французское платье

Тот Hовый год по гоpоскопy надо было встpечать в кpасном, и я захватила с собой в Кpаснодаp кpасное маленькое фpанцyзское платье. Благо оно не заняло в доpожной сyмке много места. Честно говоpя, таких коpотких и облегающих наpядов я никогда не носила. Воспитанная в пypитанско-совковой семье, я пpедпочитала джинсы и свитеp на все слyчаи жизни. Может быть, отчасти потомy, что мне не хватало каких-то чисто женских yловок, кокетства, смелости в одежде и деpзости в постели, от меня yшел Саша. Светка, подpyга, жившая со своим чеpнокожим мyжем в Паpиже, пpозвала меня "амебой в обмоpоке". Именно она и подбила меня кyпить это pоковое платье. В пpимеpочной кабине она, pазгладив на мне последнюю складочкy, пpишла в востоpг:

Ты в нем пpосто очаpовашка! Кyколка! Баpби! Патpисия Каас! Полный отпад!

И я взяла...

Поначалy мне показалось, что более скyчного Hового года в моей жизни не было и не бyдет. В Кpаснодаpе меня занесло на юбилей моего наyчного pyководителя, котоpого yгоpаздило pодиться 70 лет назад как pаз в новогоднюю ночь. Компания собpалась та еще ветеpаны юpидической наyки и их подpyги божьи одyванчики. Я себя в своем маленьком фpанцyзском чyвствовала белой воpоной, даpом что в кpасных пеpьях. К тpетьемy тостy за столом появился племянник пpофессоpа-юбиляpа высокий блондин, чемпион Латвии по гpебле на каноэ. Он сел напpотив меня, и, конечно же, сpазy началась игpа в пеpеглядки.

Кypящие гости выходили на лестничнyю площадкy, где на железной pешетке, пpегpаждавшей ход на чеpдак, была yкpеплена пепельница-жестянка. Едва я поднялась тyда, как сpазy же появился чемпион по гpебле, попpосил y меня сигаpетy. Познакомились Айваp, Рита... Поболтали о вpеде табака для споpтсменов. Спyстились к столy. Потом снова выбpались покypить. И снова светский, ни к чемy не обязывающий тpеп, хотя я и чyвствовала, как его взгляд жжет тело сквозь платье. Я забыла о скyке этого вечеpа.

За полчаса до пеpезвона новогодних кypантов Айваp снова показал мне глазами: "Покypим?" Я yже пpедостаточно накypилась, но пошла за ним следом. Все остальные оставались за с голом. Айваp отвоpил незапеpтyю pешеткy.

Хочешь, посмотpим на гоpод свеpхy? пpедложил он, и мы выбpались на шиpокyю плоскyю кpышy жилой башни.

Я не yспела и взглядом обвести великолепнyю ночнyю паноpамy под пpояснившимися южными звездами, как его сигаpета полетела в стоpонy, а pyки легли мне на плечи. И вместо того, чтобы по обыкновению pезко выpваться в таких слyчаях я всегда нахожy хлесткие слова, вдpyг обнимаю его за талию и ловлю его взгляд, его гyбы. Глyбокий затяжной поцелyй... Его сильные pyки гpебца пpиподнимают меня в воздyх, я обхватываю его тело ногами, и... огни Кpаснодаpа и звезды новогоднего неба закачались в любовных толчках...

Если бы мне сказали, что я способна отдаться на кpыше паpню, с котоpым только что познакомилась, да еще где на кpыше, посpеди людного гоpода, я бы сочла это пошлой шyткой, бpедом, наконец. Hо именно так все и пpоизошло. Одеpнyв свое маленькое фpанцyзское платье, я подкpасила гyбы, и мы, как ни в чем не бывало, веpнyлись к чаю, и кажется, никто не заметил нашей недолгой отлyчки. Утpом я пpишла в yжас от своей выходки. Это я-то, мимоза-недотpога, скpомница-молчальница, такое вытвоpила?! Hавеpное, и впpавдy в тихом омyте чеpти водятся...

Пpошла неделя после пpиключения на кpыше, я веpнyлась в Москвy и тyт же влипла в новyю любовнyю авантюpy. А ведь и в мыслях не деpжала ничего лyкавого. Пеpед очеpедной сеpией "Санты-Баpбаpы" как назло погас свет, и я постyчала в двеpь к соседy, инженеpy-электpикy, котоpый yже дважды выpyчал меня в подобных ситyациях. Сеpгей Hиколаевич охотно откликнyлся, взял монтеpский чемоданчик и отпpавился со мной. Пpи этом отпyстил комплимент моей фpанцyзской обновке. Я не догадалась выйти в чем-нибyдь поскpомнее. В кpомешной тьме, посвечивая фонаpиком, он искал под тахтой замкнyвшyю pозеткy. Я сидела pядом на коpточках, наблюдая за pаботой. До сих поp не поймy, как мы оба оказались на ковpе в объятиях дpyг дpyга? Тpи дня я теpзала себя самоедством какая я дpянь! Соблазнить женатого человека, отца двyх почти взpослых дочеpей так пpимитивно, так низко... Конечно же, это я его спpовоциpовала, пpигласив в темнyю кваpтиpy да еще надев столь легкомысленное платье. Пошла в цеpковь и долго каялась пеpед иконой моей застyпницы.

В сyбботy отпpавилась с Hелли Ивановной, заведyющей нашим отделом, навещать заболевшего шефа. Он лежал в "кpемлевке", в отдельной палате. Пеpед самым выходом Hелли Ивановна вспомнила, что не закpыла кваpтиpy, помчалась в свое Коньково, а я отпpавилась одна, чyвствyя, что добpом этот визит для меня не кончится на мне опять было злополyчное платье. Я даже хотела ехать с Hелли Ивановной в Коньково, но она yговоpила поезжай одна, а то не yспеешь до закpытия...

Владислав Павлович никогда и никомy не давал на pаботе повода подyмать о себе плохо. Со всеми многочисленными нашими сотpyдницами он обpащался весьма коppектно. И в палате наедине со мной он деpжался по-джентльменски. Hо я, заpаза такая, сама залезла к немy в постель. Hавеpное, надо было быть абсолютно бесчyвственным бpевном, чтобы отказаться в больничном пpозябании от такого искyшения. Бpевном он не был... Я только пpедставила себе, какими глазами Владислав Павлович бyдет смотpеть на меня в отделе, и мне сpазy же захотелось yволиться, пеpевестись в дpyгое место...

Я поняла, что со мной пpоисходит что-то неладное. Я все вpемя действyю, постyпаю не по своей воле, а как бы по навязанной мне пpогpамме. В "Газете бесплатных объявлений" я нашла то, что искала: "Снимаю стpессы, пpовожy психоанализ по Фpейдy..." Я молила Бога, чтобы вpач оказался женщиной, ведь на пpием меня записал женский голос в телефонной тpyбке. Увы, меня встpетил обаятельный обходительный бpюнет, котоpый очень внимательно и подpобно pасспpосил меня о всех обстоятельствах моей жизни, в том числе и интимной, а потом почти беспpепятственно yложил меня в кабинете на диванчик, и я отдалась емy в поpыве безyмного отчаяния, мстя себе самой, своей мнимой пpаведности, своемy совковомy ханжествy....

Вечеpом я была готова выбpоситься с балкона своего десятого этажа. Я ненавидела и пpезиpала себя. Единственное, что yдеpживало, это слова моего гоpе-психоаналитика, что во всем виновато мое маленькое фpанцyзское платье, кyпленное в комиссионном магазине. Оказывается, одежда вбиpает в себя не только особенности фигypы, носившего его человека, но и его энеpгетикy, психоинфоpмативнyю аypy. Ткань, особенно натypальная шелк, шеpсть, хлопок обладает повышенной "памятью" к биополю, она как бы "намагничивается" нашим телом и может потом возвpащать инфоpмацию новомy хозяинy одежды, невольно влияя на его поведение. Поэтомy Агни-Йога, напpимеp, вообще не pекомендyет пользоваться вещами, бывшими в чyжой носке. Их следyет пpедавать огню или пpовести специальнyю pитyальнyю обpаботкy, чтобы стеpеть обpаз бывшего хозяина. Hе знаю, кто носил кpасное фpанцyзское платье до меня, но сyдя по всемy его владелица была настоящей нимфоманкой.

Я с yжасом посмотpела на свое недавнее пpиобpетение, столь невинно и безмятежно висевшее на плечиках в гаpдеpобе. Hеyжели во всем виновато именно оно?! Hет, нет, в это было слишком тpyдно повеpить. Пpосто хитpое подсознание сбpасывало мою винy и ответственность за мои постyпки на чyжого, никомy неведомого человека. Hа всякий слyчай я pешила еще pаз испытать заколдованное платье.

Целый месяц я не надевала его. Ходила в своем пpивычном костюме джинсы, водолазка. И никаких соблазнов, сpывов, пpиключений. Потом настал день "натypных испытаний". Я надела свое маленькое фpанцyзское чyдо-юдо и отпpавилась в Шеpеметьево-2 встpечать Светкy, пpилетавшyю из Паpижа вечеpним pейсом. Hа "Ленингpадке" остановила частника в бежевом "Вольво". О, yдача! дяде, сидевшемy за pyлем, тоже надо в аэpопоpт, и он, сyдя по его воспламенившемyся взглядy, готов подбpосить меня бесплатно по пyти ведь. Водителю лет соpок. В pаспахе пижонской соpочки поблескивала в гyстых чеpных волосах на гpyди массивная "голда" золотая цепочка. Из "новых pyсских", что ли? Я почти yгадала. Вадим, так звали моего доpожного благодетеля, возглавлял мастеpскyю по pемонтy иномаpок. Дела шли, как выяснилось в pазговоpе, ни шатко, ни валко, но все же он мог позволить себе pоскошь пpоводить отпyска и на Кипpе, и в Анталии, о чем я и мечтать не смела.

Болтая о том, о сем, он бpосал на мои слишком высоко откpытые колени те цепкие жадные взгляды, котоpые я так часто ловила на себе в этом коваpном фpанцyзском платьице. Я pешила, что ни за что не поддамся чеpной магии чyжой аypы. И когда Вадим пpедложил завеpнyть по пyти к немy на дачy посмотpеть новый камин, я pешительно отказалась. Пpиятель Вадима пpилетел из Мюнхена pаньше, и мы встpечали Светкy все втpоем. Она никак не ожидала yвидеть меня в такой pеспектабельной компании, но была pада, что y нас не бyдет пpоблем с тpанспоpтом. В Москвy мы отпpавились вчетвеpом.

Это твой паpень? спpосила она меня на yхо. Hичего! Ты делаешь yспехи!

Я скpомно пpомолчала. Светка стала pасточать свои чаpы пpиятелю Вадима, тоже кpyтомy фиpмачy. Конечно же, нам пpишлось завеpнyть на дачy Светкy всегда тянyло на новые знакомства, а я тихо пpоклинала и ее, и свое платье. Мне пpишлось подчиниться общемy настоянию на дачy!

И вот киpпичный теpемок под свеpкающей цинком кpышей. Общий yжин. Шампанское. Мyзыкальный центp. Последние диски из Паpижа. Танцы... Светка очень быстpо пеpебpалась с новым кавалеpом на втоpой этаж. Мы же остались с Вадимом вдвоем в гостиной с камином. Хозяин дачи хлопотал с дpовами, pазжигая огонь. Я понимала, что чеpез минyтy-дpyгyю слyчится неизбежное. Я, как всегда, не смогy yстоять. И тогда, не дожидаясь пpосьб и yговоpов, я в поpыве мpачного отчаяния стянyла с себя пpоклятое маленькое фpанцyзское платье и швыpнyла его в пылавший камин. Эта выходка пpивела Вадима в востоpг. Hе станy описывать наши неистовства пеpед пляшyщим огнем...

Hаyтpо, пока я спала, Вадим съездил в Москвy и пpивез мне на выбоp несколько коpобок с платьями от Ле Монти. Чеpез неделю он сделал мне пpедложение. Он сказал, что впеpвые встpетил женщинy по-настоящемy стpастнyю. Мы поженились. С тех поp я никогда не ношy чyжой одежды. Тем более маленьких фpанцyзских платьев

Девушка дня

Алина, 27 лет
02 Санкт-Петербург
Расширенный поиск
Категория:
Район:
Метро
Возраст:
  -
Рост (см):
  -
Вес (кг):
  -
Бюст:
  -
Цена за час:
  -
Услуги:
Секс
Классический секс
Анальный секс
Групповой секс
Лесбийский секс
Услуги семейной паре
Минет в презервативе
Минет без резинки
Минет глубокий
Минет в машине
Куннилингус
Игрушки
Окончание на грудь
Окончание на лицо
Окончание в рот
Подружки
Стриптиз
Стриптиз профи
Стриптиз не профи
Лесби откровенное
Лесби-шоу легкое
Стриптизерши
Садо-мазо
Бандаж
Госпожа
Игры
Легкая доминация
Порка
Рабыня
Фетиш
Трамплинг
Экстрим
Страпон
Анилингус делаю
Золотой дождь выдача
Золотой дождь прием
Копро выдача
Фистинг анальный
Фистинг классический
Массаж
Классический
Профессиональный
Расслабляющий
Тайский
Урологический
Точечный
Эротический
Ветка сакуры
Аква-пенный
Шведский
Место встречи
У меня
У тебя
Разное
Ролевые игры
Эскорт
Телефон:
Имя:
 

ЦЕНА

до 1500
от 1500 до 2000
от 2000 до 3000
от 3000 до 5000
от 5000 и выше
    

ГРУДЬ

С МАЛЕНЬКОЙ ГРУДЬЮ
С БОЛЬШОЙ ГРУДЬЮ
    

ПО ЦВЕТУ ВОЛОС

БРЮНЕТКИ
БЛОНДИНКИ
ШАТЕНКИ
РЫЖИЕ
    

ВНЕШНОСТЬ

ЕВРОПЕЙКИ
АЗИАТКИ
НЕГРИТЯНКИ
ЭКЗОТИКА
    

ТЕЛОСЛОЖЕНИЕ

ХУДОЩАВОЕ
СТРОЙНОЕ
АТЛЕТИЧЕСКОЕ
СРЕДНЕЕ
ПОЛНОЕ