« 2019 г. »
« июнь »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
.: 27.1.2020 :.
26.01.2020

весна. студентки. воспоминания.

Скажу спасибо многим-многим студенткам (я работаю рядом с институтом) за их летние наряды. Вот уж точно эротичнее не бывает...

Особенно приятны (как неожиданный милый и отлично поднимающий настроение подарок) следующие моменты:

возможность увидеть контуры груди и едва заметные очертания сосочков, прикрытые только беленькой маечкой и так мягко восхитительно колыхающиеся при ходьбе... Пытаться точнее воссоздать, представить себе полную картину бросив лишь пару-другую взглядов...

вид женской попки в тоненьких летних брючках, даже слегка просвечивающих... Особенно, когда обнаруживается, что трусики T-фасона и такие чудные половиночки ничем, кроме облегающих брюк не прикрыты...

А самый памятный эпизод произошел однажды в маршрутке. Я сидел напротив двери. Стройная девушка с роскошными пышными волосами до плеч, в длинной тёмной юбке встала у двери, собираясь выйти. Её попка находилась в каких-то 20 см от меня.

И тут появились яркие лучи солнца и, представьте, юбка стала словно прозрачной!

Видны были, хотя и как бы в тени, все линии, все складочки попки. Две прелестные округлые дольки практически ничем не были прикрыты, кроме крохотного треугольника на резинке трусиков, преходящего в тоненькую ниточку, теряющуюся между половиночками!

… И сквозь слегка расставленные ноги совсем рядом во всех деталях просматривался такой маленький, не шире двух пальчиков, так аккуратно, чуть-чуть выпукло и так восхитительно облегающий _интересное_ место кусочек ткани трусиков...

Проблески солнечных лучей сквозь листву деревьев при движении создавали прелестную игру света и теней... Девушка чуть переступала своими длинными ножками (ехали по неровной дороге) и, похоже, никак не догадывалась, что наблюдать все её движения рядом, как будто на ней не было юбки, было для меня огромным подарком...

Большое спасибо ей за эти 40-50 секунд и за мои светлые воспоминания...

25.01.2020

шальной трюк

Признаюсь, что давно просекла, что секс это достаточно однообразная штука. ну, трахают тебя в разные отверстия, ну, позы несколько разнятся, ну, кончаешь от них ты по-разному.

Вот, собственно, и все. Но недавно поняла, что катастрофически заблуждалась. А началось все с того, что одна моя подруга спросила:

А хочешь познакомиться с последним настоящим романтиком?

Давай, безрассудно ответила я.

Для меня романтика что? ДАртаньян, размахивающий шпагой, Дон Кихот с мельницами, это мужские ипостаси, а женские както в голову и не приходят."Настоящий и последний романтик" носил имя Вольдемар, а по паспорту Володя. Он был невысок, но строен, и в глазах его виднелась ничем не прикрытая похоть. Или это он на меня так отреагировал?

Первым его шагом к моей дырочке было приглашение в парк культуры. Пока катались на чертовом колесе, стреляли в тире, ели мороженое, никаких поползновений на мою честь не было. Но когда ему удалось меня, разомлевшую от его обхождения, затащить на американские горки после часовой очереди, тут все и началось.

Пока моя матка, а с ней и остальные органы перемещались внутри тела, грозя вырваться наружу, я и не заметила, как рука Вольдемара оказалась в моей промежности.

Причем я ведь сама что есть сил сжимала бедрами его пальцы, втискивая их в свою плоть. Лишь когда вагончик остановился и он медленно убрал руку, поняла, что происходило. Можно, конечно, было обидеться, но меня уже заворожило обаяние Вольдемара, и, я это поняла только после последнего аттракциона, во мне уже созрело желание узнать, как же Вольдемар трахается.

После осознания этого желания причин скромничать уже не было. Но все равно кокетничала, то позволяя себя поцеловать, то отказывая в этом. Но при этом Вольдемару дозволялось обследовать пальцами новые территории моего тела.

В конце концов все произошло по плану. Он пригласил меня к себе, а я, подумав для видимости, согласилась. Но пока что ничего особо романтичного в Володе не наблюдалось. Парень как парень. Разве что вежливее и обходительнее, чем большинство моих знакомых. В какой-то момент подумала, что Вольдемар голубой, но он своими говорящими о страсти взглядами рассеивал это впечатление.

Сначала долго ехали в метро, потом шли, потом ждали автобус, потом опять топали какими-то темными дворами и оврагами. Стараниями Вольдемара обычная поездка оказалась захватывающим приключением.

Наконец оказались в его однокомнатной квартире на каком-то высоком этаже. Не зажигая электричества, Вольдемар провел меня в комнату, расставил на полу свечи, зажег их. Пока я курила, он возился в кухне и вскоре появился оттуда голый, но с подносом. Вообще-то совсем голым он не был, на его бедрах висела какая-то матерчатая повязка, которая совершенно не скрывала возбужденный член.

На подносе оказались бутылка французского шампанского, два бокала и шоколадка. Вольдемар грохнул пробкой об потолок и разлил пенистую жидкость. Мы чокнулись.

А ты не переоденешься? спросил он после первого бокала.

Я согласилась и через несколько минут оказалась в таком же, как и хозяин квартиры, наряде.

Сегодня будем доисторическими людьми, сообщил Володя и добавил:

Надеюсь, ты не против?

Против я ничего не имела. Вся эта атмосфера, свечи, шампанское, полуголый вид действовали и расслабляюще, и возбуждающе одновременно.

Мы выпили еще. Вольдемар подсел ближе и начал сперва ненавязчиво, а потом все активнее прижиматься ко мне и целовать.

Я не сопротивлялась. Наконец почувствовала, что встать необходимо, подо мной было влажно. Моя пещерка открылась и уже была готова принять долгожданного гостя. Вольдемар почувствовал это и, немного отстранившись, хитро взглянул на меня:

Давай?

Давай... проворковала я.

По-моему?

Как хочешь... и это согласие перевернуло все мои представления о сексе.

Для начала Вольдемар надел на меня какой-то пояс (он оставлял свободным только мой бритый холмик) с лямками через грудь и плечи. Пояс был широкий, грубый, пах свежей кожей, а по бокам и на спине к нему были приделаны металлические кольца. И сам надел такой же, потом началось что-то странное. Он стал привязывать к кольцам на поясе длинные белые канатики, тщательнейшим образом проверяя каждый узел. С собой он сделал то же самое.

Зачем это? не выдержала я.

Сейчас увидишь... романтично проговорил Вольдемар.

Он привязал оба пучка веревок к крюкам, вделанным в балконную дверь, и, распахнув ее, повел меня на балкон. Да, подумалось мне, на свежем воздухе это романтично.

Но все оказалось куда хуже. Внезапно Вольдемар подхватил меня на руки и, подойдя к перилам, сбросил вниз.

Зажмурившись, завизжала что было мочи. Я хотела жить! Лишь через некоторое время поняла, что не падаю, а вишу между небом и землей на высоте жуткого этажа, а рядом болтается Вольдемар, и его руки шарят по мне, пытаясь пролезть внутрь, раздвигая мои заросли.

Ты что? я отпихнула его, но мы оба качнулись в разные стороны и вновь соединились.

Я же говорил, мы доисторические люди. По земле бродят динозавры и саблезубые тигры. А здесь безопасно и можно заняться...

Я боюсь... плача, ответила я.

Не бойся, ласково проговорил Вольдемар. Я сам боюсь. но какой кайф!

От страха и не заметила, что он уже подтащил меня к себе и уже пристраивает на своих бедрах, нащупывая торчащим отростком вход в мое влагалище. Вскоре ему это удалось. Сначала мне было безразлично, мысли занимало одно скорее выбраться из этой западни. но как это ни странно, трахание в воздухе полностью поглотило меня, и мне уже было все равно, что под ногами бездна, жесткая земля. Я трахалась и была свободна.

Ветер овевал наши тела, мы слегка крутились. о страх оставался и сжимал мое влагалище, в котором двигался жесткий стержень Вольдемара.

Вдруг я начала кончать. Это было бесконечно, словно шторм, выбросивший меня на камни и в клочья разрывающий мое тело. Кажется, я кричала, но Вольдемар не обращал на это внимания и продолжал крепко держать меня за ягодицы, раз за разом насаживая на член.

Как я оказалась в квартире не помню. Помню лишь, что в какой-то момент я извлекла из своего ануса горящую свечку, помню, что мы, кажется, трахаясь, шли вверх по ступенькам подъезда, потом, не меняя позы, катались в лифте. Вроде бы встретили какого-то запоздалого алкаша, который пристроился рядом с нами и не хотел выходить на своем этаже.

Помню, что светили фонари, а мы шли по безлюдной улице. Член Вольдемара блуждал в моих внутренностях.

Очнулась лишь утром, уставшая и разбитая, как лошадьводовоз. Я вернулась домой. Через несколько дней Вольдемар позвонил и сказал, что у него есть гениальная задумка. но я отказалась. Одного сеанса высокой романтики мне вполне хватило.

24.01.2020

эльза и марта

Через день сотрудница Боннской редакции ПЕНТХАУС стучалась в дверь под номером З17, в обшарпанных номерах Пигмхольц для тех, что победнее.

Там ее встречала хозяйка, с расстрепанными волосами, в халатике, надетом на голое тело. Они наспех варили густой, черный, дурманящий кофе, потом же шли в спальню с зашторенными окнами.

Затем они раздевались догола.

На ногах Марты оставались только черные чулки, и такого же цвета были, как смоль волосы ее пышного паха... Женщины, обнажившись, садились друг против друга и, затягиваясь глубоко, закуривали сигареты с ментолом. Они жадно касались друг друга, глядя в зеркало напротив; набухшими сосками голой груди Эльза (хозяйка прим.перев.) прижималась к спине Марты и чуть дыша, терлась об нее ласково, как кошка. Касались их голые животы, тревожила нежность податливого тела. Касались теплые ляжки. Неровно дыша, они прижимались друг к другу упругой грудью, и их налитые полушария яростно терзали тела, в исступлении касались даже их нежные ступни, потея, жались к телам их пальцы. Касание это вызывало легкую истому и трепет, тела их теплели, наливаясь желанием. Они убыстряли ритм, они помогали друг другу легкими, или глубокими и сильными поцелуями по всему телу, они пьянились своей наготой. С улыбкой Эльза приникала к животу Марты и втягивала кожу в себя, впиваясь в подругу накрашенными губами.

Они дрожали, обе... Сигареты испускали сладковатый дым, дразнивший их ноздри, и они накуривались до одури, не помня себя и в мутноватых глазах мелькало только розовое тело, налитая женская грудь с вишней соска и выпуклый венчик волос в котором таилось их естество и блаженство. Они, вцепившись друг в дружку, сближали обнаженные бедра. Марта знала что за этим последует: нестерпимый огонь и дрожание ниже живота и покажется ее клитор, она закусывала губы, но стон все равно рвался из губ и в этот момент Марта более всего любила свою страстную обнаженную партнершу и ее быстрое тело, что вливало в нее жар наслаждения. Они, только они сейчас по-женски могли оценить прелесть наготы своих тел, солоноватый вкус губ и их нежность, стройность и бархатистость длинных ног, пользуемых мазью БЕРНСАЙТ; меж грудей Марты выступал пот который слизывала Эльза. Это рождало у них болезненне, но сладкое чувство... Наконец они начинали целоваться; нет, это были не те легкие поцелуй, которыми они разговлялись в начале. Поцелуй со всей силой похотливой страсти и рассудка, чуть помутненного ментолом. Они с жадностью припадали друг к дружке, для них не было запретных мест и чем интимней было место поцелуя, тем был соблазнительней его стыд. И внутренняя сторона ног Марты, ее ягодицы, подмышки и впадинки меж грудей это был их восторг, их стоны. Тишина... Марта ложилась на Эльзу.

Та плотно сжимала ее горячие ноги, а ладонями поглаживала худые ягодицы женщины. Обе тяжело дышали и касались ртами; так, так, потом соединялись их влажные вздрагивающие губы. С некоторых пор Марте открылась прелесть не мужского рта со щеточкой усов, а наслаждение женского нежного и пряного от помады. Марта впивалась губами в тело проститутки и страсть душила ее.. Под ней молодая женщина начинала покачиваться и изгибалась; ерзали их мягкме животы и в телах обеих словно извивался горячий щекочущий червь и Марта сгибала в судороге пальцы ног. Они целовались захлебываясь, сосредоточено, но уже безумно...

Гасли сигареты. Едва только Марта отрывалась от подруги, та откидывалась на подушки.

Женщина смотрела на ее утомленное лицо и голую грудь грудь настоящей боннской шлюхи; та ходила дыханием и покачивались крупные шишечки сосков. Марта, замирая, касалась губами живота лежащей женщины следовал долгий протяжный засос и Эльза вздрагивала. Марта уже не хотела ничего, только ощутить, утонуть в ощущении нежности кожи груди Эльзы, попробовать на вкус. От ее волос пахло травой... Еще поцелуй, еще пусть трепещет тело, дальше. И вот Марта кладет осторожные ладони на голые груди проститутки. Глаза Марты блестят, а Эльзы уже туманны, рот открывает полоску зубов... Но она знает логику любви и растирает тело подруги круговыми движениями , покачивает ее полушария грудей, жестоко щиплет пальцами соски. Эльза стонет исступленно, а губы Марты шепчут ей что-то, и когда на лице Эльзы выступает золотистый пот, Марта сжимает ладонями плечи подруги, прижав ту к постели и касается губами ее набухшего, точно бутон, соска. Сначала теребит его; ощущение наготы трясет ее саму, она почти задыхается и под ладонями проститутки ходят обнаженные бедра Марты. Женщины друг на дружке, их тела плотно сплелись так, что кажется, не распутает и Господь. Марта, чувствуя ломоту ниже живота и жаркое дрожание тела, прижимает лодыжки к соблазнительно голым икрам Эльзы их босые ноги сплетаются и потеют. Сосок Марта от даже покусывает зубками и Эльза уже тихо кричит и ерзает, но прижимает ее к постели. Лежать!

Мышцы обоих напрягаются и пах у женщин как барабанный мех. Марта бросает ее сосок. Они встают на дрожащие колени и обнявшись, начинают покачиваться словно танцуя, сильнее, плотнее прижимаясь к друг дружке. Клиторы, чувствуя бугры лобков встают и когда касаясь впервые, задевают кончиками то женщины вскрикивают... Известно, что женщина любит ушами: послушайте их, их бессвязный шепот...

Марта, милая Марта, иди ко мне дай мне свою грудь, пусть она давит меня, я прошу тебя, у тебя чудные соски и мягкая грудь. Прижми их к животу, целуй их, целуй, Марта, Марта, я хочу тебя голую, хочу...

Нет, я буду лизать тебя ниже, так, хорошо, я буду целовать твою попку, давай, дай мне свой грех... Эльза, я поцелую тебя в щель, раздвинь ноги... Так... Тебе хорошо, тебе правда хорошо целуй меня сильнее, в живот, у тебя гибкие бедра... Аааа, а... Войди в меня, так!

И ладонь проститутки ползет по шелковистой коже Марты. И та дрожа, смотрит: вот рука проститутки исчезает меж ее загорелых ног и вот что-то входит в устье греха Марты. Ну! Они испускает крик и глубже заходит палец Эльзы и горячая волна чувства заливает Марту. И вот все: влага течет по слипшимся от пота волосам паха, женщины просто лежат друг на друге, тихонько постанывая, остывает пот на обнаженных телах им так хорошо...

И пыльное зеркало отражает равнодушно расслабленные ноги Эльзы на белой простыне, голую спину Марты, щекой лежащую на груди проститутки. В мыслях у одной потряхивает зеленым уголком бумажка в пятьсот марок, а другая чувствуя мерное усталое дыхание, думает, что женщины могут обходиться и без мужчин...

23.01.2020

выбирай город

Ребятам служилось более чем неплохо. Из всех солдат на аэродроме у них была самая некислая житуха. Вокруг аэродрома вообще-то много разных частей, порой даже разных родов войск. Участники этого повествования служили в военном секторе районного центра управления воздушным движением. Срочников всего 9 человек. Ни тебе дедовщины, ни строевой по 6 часов в день. Увольнительные хоть каждый день. Еще «белой костью» считались ребята из экипажей, в основном стрелки. У них и казармы были рядом, если можно назвать казармой домик из двух комнат и маленького коридорчика, ясное дело, с тумбочкой и телефоном. У УВДшников (к милиции никакого отношения не имеет Управление Воздушным Движением) еще были тех. позиции на аэродроме: стоянка законсервированных станций, пеленгаторов и РЛС, работающие станции и антенная площадка. Ну, там же, понятно, и огород, сад, банька.

Сначала на аэродроме была одна баня, и солдат гоняли туда, когда она уже остывала поплескаться остатками чуть теплой воды. Своя банька возникла в хозяйстве группы связи почти случайно. Председатель колхоза раз попросил дать ему солдат леса на дрова навалить. Пошел сам с командиром группы пить, а солдат оставили пилить. Солдаты посмотрели на кривые елки-палки, сказали, ну его, на …, проще отойти 100 м, навалить прямых сосенок и ГАЗом 66 подтащить. Долго ли?

Выходит датый председатель, смотрит на свои дрова и офигевает. Солдаты навалили сосен из питомника, в котором выращивают сосну особого какого то сорта для каких-то жутко стратегических целей. Деревья там каждое на учете. Правда, оказалось все не так страшно, солдаты набрали молодых сосенок из пока непрореженной части, где деревья еще не нумеровали.

Оставить у себя это дело председатель не мог, но отдал воякам с удовольствием. Если чего и найдут, мол, это они, гады, завалили. Бревен хватило на добрую пятистенную баню с большим предбанником, мыльной и парилкой. Прапора из той же группы связи у знакомых речников сварили из 12 мм стали каменку, которую можно было топить как дровами так и жидким топливом, которого на аэродроме-то всегда хватало. Так появилась прямо на аэродроме за антенной площадкой вот такая банька.

Естественно, солдаты пускали туда и ребят из экипажей. Прапора не отказывали своим командирам. Командир части ходил со всей семьей, а также сдавал в аренду другим командирам в гарнизоне, когда надо было встретить проверку или кого еще.

В банный день, а на аэродроме он почему то был понедельником, с обеда мылись все «левые», перед отбоем «свои», а вся ночь оставалась дежурной смене. Вообще то дежурной смене полагалось от отбоя до подъема спать по очереди (по 4 часа), причем разрешалось только снять сапоги и расстегнуть крючок х/б. Но связисты умудрились протянуть в баню и прямой телефон и выносной пульт управления пеленгаторами. В случае тревоги можно было начать работать прямо из бани.

Вот в один из таких банных дней мл. с-т Потехин, а попросту Андрюха, заступал старшим. Встать ему тем утром пришлось не свет ни заря, так как придурок свежеиспеченный майор Гвоздев, опять в свое дежурство сломал пеленгатор, сбил настройку локатора и порвал проволоку в магнитофоне. Причем он еще и машину не хотел присылать, пришлось ему позвонить, и сказать, что через охраняемую караулом стоянку мл. с-ту Потехину от казармы до КДП до 8 утра никак не пройти. Пусть товарищ майор свяжется с караулом и пусть они приедут за мл. с-том Потехиным на караульной машине. В противном случае тов. майору придется сдавать смену с происшествиями.

Переться обратно 3 км до казармы на развод Андрюхе не хотелось. Пустая, на самом деле формальность, которой довольно часто пренебрегали. Вот он и сидел в курилке, ждал, когда подъедет развозной УАЗик, чтобы ехать сразу на позицию. Тут в курилку завалилась стайка девушек в «гражданской форме одежды». Всех женщин, в том числе и гражданских, служивших и работавших на аэродроме Андрюха знал, а этих нет. Всего их было пятеро, и все на первый взгляд, постарше. Начиная лет с 22. Подошел УАЗик, девушки запрыгнули в него, а Андрюха остался докуривать еще «сверчки» с метео должны подойти и электрики с полосы.

Тут в правое окошко высунулся Вовка, водитель, («серая кость», из АБАТО, но на призыв старше):

Ну, чё, Дюха? Тебя, что ли ждать будем?

Да не гони ты. Еще же метео, электрики.

А это кто? Вовка махнул рукой себе за спину, А электрики уже с утра все на полосе.

Так это метео новое, соседи. А «сверчков», наверно, на новую точку, в тайгу заслали. Туда гражданских не пошлешь, это точно. Фиг кто согласится.

В душе робкий, особенно с женщинами, Андрюха за 1,5 года службы огрубел, заматерел и выработал настоящий командный голос.

Этот самый голос однажды чуть было его не погубил. Он как-то раз гулял вечерком в городе с местной подругой и ее собакой. С подругой они остановились поцеловаться (а ничего другого они и не делали, на самом деле), а пес прыгал, натягивал поводок и мешал. Андрюха прикрикнул на него во всю свою сержантскую мощь:

Лежать!

И краем глаза увидел, как что-то рядышком беззвучно рухнуло на землю. Этим чем-то оказались два лейтенанта-десантника, наверно, только что из Афгана, и привыкшие выполнять команды немедленно. Поняв, что их, боевых офицеров, положил какой-то тыловой сержантишка, лейтенанты поднялись с выражением, которое не могло быть истолковано двусмысленно. Только преимущество в знании местности спасло Андрюху от неминуемой расправы.

Привет, девчонки! сказал вошедший в салон развязанный и самоуверенный дедушка Дюха.

Ой, где ж, ты был, солдатик, когда я была девчонкой? Ответила маленькая, плотненькая брюнетка, самая боевая.

Наверно, на горшке сидел, подхватила белогривая дылда, ростом не ниже Андрюхи.

Ага, на нем. А тебя, дылде, крутил на коленках, пока она, боевой, за погодой следила.

Дружный смех означал, что победила дружба. Девушки про армию ничего не знали, они все выпускницы ленинградского Гидромета, и попали сюда по распределению. Девушек интересовало как солдаты живут, что едят и что пьют. Не желая показаться алкоголиком, Андрюха сказал, что он лично очень любит кефир, и в доказательство продемонстрировал бутылку, только что купленную в чипоке.

А есть куда от кефирчика облегчаться? спросила боевая.

Целомудренный Андрюха не понял сначала, только похотный смех предсказательниц погоды донес до него фривольный оттенок шутки.

Пока не было, ответил бывалый солдат, без пяти минут дембель, Дюха, и излишне плотоядно, чем требовалось просто для маскировки свой застенчивости, обвел взглядом присутствующих здесь дам.

Ой, воскликнула одна, когда уже подъезжали к позиции, это что у вас, баня?

Баня.

Сауна или парная?

Какую захотите, так и натопим. Только позвоните сначала, после двадцати двух, сегодня я дежурю. Младший сержант Андрей Потехин, уже скороговоркой договаривал Андрюха в закрывающуюся дверь отъезжающего УАЗика.

Как Андрюха сам не имел к девушкам никаких намерений и свои слова считал просто трепом для поддержания разговора, так же он оценил и слова девушек. Новость он до своих, конечно, донес, сказал, что на метео теперь будут «бабы». Сколько их и сколько им лет на вид. Все пооблизывались и высказали свои пожелания по поводу такого соседства. Солдаты по большей части только делают вид, что ни о чем другом и думать не могут. На самом деле ни одна из женщин, служивших на аэродроме, не пострадала от этих солдатских фантазий. А про баню и свое обещание Андрюха забыл, еще когда хлопнула дверь УАЗика.

После того как закрыли ворота за ГАЗоном, увезшим помытых солдат в казарму, Андрюха дал задание Гоше проветрить баньку, заварить веники, а потом раскочегарить до 70 градусов. А сам, включив сигнализацию, пошел печь оладушки из специально закупленного для этого кефира. Спать в планы ребят сегодня не входило. Уже два месяца лежала почти готовая система спутникового телевидения, только никак было не получить нужную ширину полосы. Точнее ее надо было сделать очень узкой. Даже из конденсаторов и резисторов военного исполнения такой фильтр было не собрать. А вот сегодня на РЛС по плану меняли блоки и то, что не подлежало обязательной сдаче, как всегда доставалось радистам. Так что к утру уже можно было бы смотреть новости по Би Би Си и Си Эн Эн.

Сам факт звонка по АТС в пол-одиннадцатого ничего странного не пресдтавлял.

Слуш младжант Потехин, привычно рявкнул он в гарнитуру. (А попробуйте найти на крейсере туалет, кухню или хотя бы лестницу!)Странно было слышать незнакомый низкий женский голос:

Ой, да не ори ты так, младший сержант! Ты готов?

Андрюха не знал, к чему он должен быть готов, и в его молчании ясно слышалось непонимание и нерешительность.

Это Света.

Час от часу!

С метео.(Ой, блин!)А-а! Так я же с вами ни с кем не познакомился. Что решили?(Ну, если сауну не успеет теперь прогреться, Гоша уже, наверно, прикрутил керосин.)Парную.

Есть, парную. Заходите, сказал Андрюха, и почти уже положил гарнитуру, Отставить! Вас сколько будет.

НАС трое, а ВАС?

Неотвратимое приближение того самого ясно слышалось в уверенном женском голосе. В конце концов все когда-нибудь делают это. Таких как Андрюха в 19 лет уже мало осталось. Надо решать, что сказать.

Тебе чего, не сосчитать? Если вас так много, то мы не пойдем.

Ну что ты! Просто я думаю где нам третьего для вас найти.

А неужто два защитника Отечества не справятся с тремя хрупкими созданиями?

Э-э … 3 лица, 22:45, парная, принял, конец связи, с выпрыгивающим из груди сердцем Андрюха бросил гарнитуру. Щелкнул тумблером, вызвал баню.

Гоша, еще три веника и идеальную чистоту. 10 минут.

Должно было еще остаться литра 3 пива. А чего его беречь?

Андрюха достал банку пива, отключил сигнализацию от калитки, отнес банку и кружки в баню. Нехорошо было держать Гошу в неведении, и тем более показывать, что он младший.

Георгий. Дело такое, к нам мыться идут бабы с метео. Я собираюсь их е… . Ты будешь?

Гоша ошалело уставился на товарища и только дернул головой.

Тогда оденься поприличнее, женщины все-таки. Будут через 5 минут, сказал мл. с-т Потехин уже не мыслящий жизни вне армейского порядка, к которому личному составу метеослужбы еще привыкать и привыкать.

Девушки явились через 25 минут, и ребята от нервов успели извести почти дневную норму «Дымка».

Надеясь друг на друга, солдаты при виде девушек стушевались еще больше. Андрюха посмотрел на Гошу взглядом ничего хорошего не обещающим и представился.

Светой оказалась дылда, боевую звали Аня, а ту, что так хотела в баню Наташа. Гоша вообще потух, и Андрюше пришлось представлять и его. Потом он пригласил гостей осмотреть хозяйство.

А давайте в баньку, нетерпеливо заверещала Наташа, я 100 лет в настоящей бане не была.

Потолкавшись немного в сомнении, что же делать, показывать дорогу, или пропустить дам вперед, двинулись. Наташа, вбежав в предбанник, как ни в чем не бывало, быстро разделась и побежала в парную. Ребята усиленно делали вид, что снимают сапоги отвернувшись к стене. На самом деле надо было еще поправить штаны незаметно от девушек. Света с Аней переглянувшись бросили свои сумочки на диванчик и подошли к ребятам со спины. Андрюха почувствовал, что сейчас его будут использовать как вибратор со сменными наконечниками, и восстановил свое положение мужчины и хозяина. Он обернулся, и увидел, что его выбрала Аня. Ему было наплевать на ее выбор, он просто сделал наоборот.

Давай, Светик, не стесняйся, помоги. Мне чего-то крючок не расстегнуть.

И Гоша как с вышки в воду головой:

Дюха прав. Не стой, Аня. Парная остынет, больше топить не будем.

Пока Света склонив голову, разбиралась с Андрюхиным крючком, он обнял ее за плечи, и тихонечко провел руками по спине. Тело девушки отозвалось мелкой дрожью. Она расстегнула крючок на воротнике и выпрямилась. Нет, шлюхой она не была, это все тоже напускное. Сейчас перед Андрюхой стояла девчонка, смущенная ничуть не меньше его. Ему захотелось поскорее от этого избавиться. Как там, «Раньше ляжем раньше кончим»? Вспотевшими пальцами он расстегнул верхнюю пуговицу Светиной блузки. Она только вздохнула и шире открыла глаза. Вторая пуговица. Еще четыре. Третья. Может через голову снять? Да ну, еще порвется, тонкая она какая-то. Четвертая. Пятая. Ну хоть бы помогла, что ли. Шестая. Как там в кино делают? Андрюха положил свои ладони повыше груди и проведя по скованному телу руками до плеч, скинул с них блузку. Света дала ей упасть на пол. С х/б проще, три пуговицы и поясной ремень расстегиваются одним движением, другим куртка снимается через голову. Полторы секунды. Ну, может быть 1,6. Ну, 1,65 максимум с поправкой на обстоятельства.«Ах, черт! Я это делаю! У меня получается!», горело в Андрюхином мозгу.

Лифчик расстегивался сзади, Андрюхе пришлось наклониться и его лицо оказалось совсес близко к ее груди. Какой-то новый, не похожий ни на что запах заполнил Андрюху целиком. «Все, что делается в постели верно», Андрюха вспомнил, что где-то читал, и отпустил последний внутренний тормоз. Он ткунлся лицом прямо Свете в грудь, стал целовать то, что не было скрыто лифчиком. Захотелось укусить за кожу шеи и вцепился как вампир. Как-то неожиданно подвернулось лицо. Хорошо! Какое оно яркое, страстное и нежное! А губы, а рот, а язык! Сложный, слишком страстно и оттого нетехнично выполненный поцелуй прозвучал всплеском и хлюпаньем. Это развеселило обоих. Уже успокоившись Андрюха снял лифчик и стал целовать грудь. Света тоже опомнилась и начала расстегивать Андрюхины штаны. «Надо было гражданские плавки надеть». Андрюхе вдруг стало стыдно своих армейских семейников«Чистота» именно это слово, написанное белыми объемными буквами по красному фону, как «Слава КПСС», и его значение вспыхнули в Андрюхином сознании когда он снова вдохнул запах Светиного тела. Света пахла Чистотой. Полной, всеобъемлющей Чистой баз малейшего изъяна. Андрюха не был таким, хотя бы потому, что мылся в последний раз неделю назад. Он тоже был девственником, но сейчас это ему показалось случайностью среди его похотливых замыслов и пошлых шуток. Нельзя, ни в коем случае недопустимо, чтобы Света это узнала. Она умрет, когда узнает, какая он, мл. с-т Потехин, грязная и пошлая скотина. Расширенные возбужденные Светины ноздри подсказали: «Запах», а он еще «Дымком» накуренный, и уже целовался. Как, как отодвинуть ее? Андрюха расстегнул юбку сбоку, и одним движением вниз снял юбку вместе с трусами до колен, и сам присел, вырвав штаны из Светиных рук. Никогда не стоявшая голой перед мужчинами, Света инстинктивно схватилась за юбку. Андрюха отпустил ее и стал снимать свои штаны. Света отпустила остатки своей одежды, и слегка переступая, дала ей упасть на пол. Босоножки она сняла не наклонясь, наступая на задники. Раздевшийся быстрее Андрюша подождал, когда Света закончит свои дела. Она подняла на него свои глаза (все таки, она была 186, а Андрюха при призыве был 190, и вроде бы еще вырос, а она еще ссутулилась от смущения) и поняла, что он за ней некоторое время следил, и смутилась еще больше.

Андрюха снова присел, подхватил ее на руки и пригибаясь, но стараясь держаться подальше от ее лица понес ее в мыльную.

Свете, родом из уральской деревни, Ленинград, безумно понравившийся сначала, за 5 лет просто надоел. Свету всегда интересовали только люди, ее не впечатляла ни природа не архитектура и уж подавно не магазины. Судя по людям, Ленинград был лучше чем Свердловск и Оренбург. Уж, несомненно, лучше, чем Магнитогорск и даже лучше чем Москва. Но все равно он оставался Городом, большим городом, где люди то так далеко разбросаны друг то друга, что приходится орать, пытаясь быть услышанным, то стиснуты так тесно, что приходится отталкивать даже тех, с которыми хочешь быть близкой. Может именно потому, что Света не хотела здесь оставаться (а для девушки простейший способ выйти замуж), то и на парней она смотрела без интереса. Она хорошо знала людей, и в любой компании выглядела своей. Настолько своей, что никому в голову не могло прийти, что у нее нет и никогда не было парня. Она ничего не имела против половой жизни, и не собиралась оставаться старой девой, но ей не хотелось ни одного из известных ей мужчин. Ни деревенских, они вообще ни о чем не думали. Ни студентов, они думали неизвестно что, или какую-нибудь гадость. Были, были в Питере нормальные городские, но они были ей, увы, недоступны. Когда появилась возможность работать в военной части, Света вызвалась первой. Во-первых, это в Сибири, во вторых, среди военных хороших людей гораздо больше. Света ехала искать мужа.

С Аней они познакомились на первом курсе, но подругами не были и компании у них были, как правило, разные. Их свело только общее распределение. Аня было вообще искательницей приключений. Ну, на три годика махну в Сибирь. Куда захочу туда и поеду. Свете такое поведение импонировало, и она поддерживала Аню во всех ее выходках. Подколоть как-нибудь солдатика они решили как только сели в машину, а Андрюха еще докуривал. Аня посмотрела на него в окно и вздохнула:

Бедные солдатики! Как они 2 года без девушек?

Штыком и прикладом! рявкнула, картинно взяв под козырек Наташа. Не банщица, а еще одна. Вообще, все три остальные девушки были Наташами, и поэтому 2 из них и вызвались остаться на первое дежурство.

Все засмеялись.

Андрюха с первого взгляда Свете никак не приглянулся. Она и не приглядывалась. Выйти замуж за военного, значит за офицера. Солдаты, таким образом, не мужчины. Она без стеснения поддержала Анины пошлые шуточки. Солдатик на нормальном дворовом уровне парировал. Не Спиноза. Но то, как он выходил из машины, как поправлял пилотку и давал распоряжения о бане и захлопывал дверь выдало в нем Мужчину. Хозяина. С первого взгляда в нем не было человеческих недостатков. Привыкшая, что так не бывает, Света согласилась пойти с девчонками в баню скорее из спортивного интереса «где же у этой особи червоточинка».

Наташе, тоже из деревни, действительно было наплевать на все. Что, у нее мужиков не было? Да всех и не сосчитаешь. А в нормальной деревенской бане действительно давно не мылась. Ну, пусть подглядывают! Она даже так не думала, просто ей в данный момент хотелось в парилку, и все остальное по боку.

Ане было интересно приключение. Она была в плену широко распространенного заблуждения, что солдаты звери, особенно по этой части. Ее интерес был на грани зоофилии. Ну, а не удастся сейчас не страшно, познакомимся, там говорят, солдатиков еще много.

Света о половой части как и Наташа даже не подумала всерьез. У нее не было привычки об этом думать, когда ситуация складывалась в эту сторону она всегда легко и без обид этого избегала. Ей был просто интересен Андрюха как таковой. Она и позвонила ему сама. И нарочно его подразнила.

Когда перед выходом Аня приняла таблетку и дала ей, до нее, наконец, дошло, что там будет ВСЕ на самом деле, что именно за ЭТИМ идет Аня. Света оторопела.

Ты чего? удивилась Аня, Гандон надеть ты не там никуда не успеешь. Пей.

Света послушно запила таблетку, в глубине души все же веря в свои силы.

И снова, когда она увидела Андрюху, она почувствовала что-то необычное. Нельзя сказать, что он ей понравился, просто в нем не было ничего, что ей не нравится. Все его слова, жесты, были естественными. Мальчишка волновался, но был искренен.

Когда Аня предложила перейти в наступление самим, уже там, в предбаннике, Света обрадовалась, что ей достался Гоша. Сейчас он начнет ее жадно и неприятно лапать, неумело и слюняво тыкаться в лицо, и она без труда от него отделается. Андрей же не запускал в ней этого механизма сопротивления.

Нет, Света не испугалась и не смутилась, когда Андрей подставил ей свою шею, она была занята тем, что судорожно искала повод оттолкнуться от Андрея, но едва она наклонилась к нему, остатки надежды воздвигнуть защиту рухнули. На этой груди, на этой шее, под этим подбородком было столько тепла, столько чего-то хорошего, что Свете стало жалко, что на х/б всего один крючок. От Андрея исходила чувство уверенности, защищенности, которое она только что потеряла. Близкое к этому теплу лицо покраснело именно от этого излучения, а вовсе не от стыда или смущения. Спина, которой этого тепла не досталось, начала мерзнуть. Наверно, эти невидимые мурашки заставили Андрея обнять девушку за плечи. В конвульсиях скончался последний Светин страх, когда Андрюхины руки легли ей на спину.

Как бы потом ребята этот вечер не вспоминали, что бы ни говорили, Света отдалась Андрею именно в этот момент, и ничего изменится уже не могло.

Новый страх пришел позже. Она же ничего не умеет! Ни как раздеваться, ни как давать себя раздеть, ни как раздевать мужчину. О том, что они будут делать голые Света пока не подумала, хотя тоже ничего не знала. Она наклонила голову, чтобы Андрей не видел ее глаз и стала искоса смотреть на Аню с Гошей. Но у них ничего не было видно. Они представляли из себя тугой клубок из которого вылетали стоны и предметы одежды.

Пока Андрей жадно и ненасытно целовал ей шею и грудь Света только вспомнила какой то старый не наш фильм. Там женщина что-то сделала и бретельки ее комбинации исчезли с ее плеч. Следующим кадром показали как эта комбинация лежит на дощатом полу вокруг ног женщины, и та изящно перешагивает эту последнюю преграду к мужчине, оставшимся за кадром. Поцелуи заставили ее выкинуть из головы все остальные мысли. Света решила на том и остановиться и сделать так же, как только она покончит с этим дурацким ремнем. Андрюха все сделал слишком неожиданно. Света, разрабатывавшая в это время сценарий падения юбки с крутых бедер, попыталась подхватить одежду только потому, что это было не по сценарию. Когда она поймала свою юбку с трусами у колен она поняла как по идиотски выглядит, как прет из нее девченочность. Последние 30 сантиметров одежда все таки падала по Светиному сценарию.

Увлеченная проблемой своей одежды Света не заметила, когда успел раздеться Андрюха, и с удовольствием увидела, что он стоит на полу голыми ногами. Сразу стало спокойнее, теперь ей захотелось всем своим телом прижаться к его телу, без мешающей одежды и лить туда все, что так долго копила в душе, все самое свое дорогое, лишь бы прижиматься к его груди, а его руки лежали бы у нее на спине.

Очередной испуг пришел, пока она разгибалась, чтобы плашмя броситься на Андрюху. ЭТО ОН?! Вот этим сейчас он будет делать ЭТО?! Технология дела как-то поначалу выпала из Светиного внимания, уступив место эмоциям, занявшим Свету целиком. Он огромен. Ей будет больно. Света слышала, что чем старше, тем больнее. Но как красив, сколько силы, как неизмеримо много жизненной, живительной силы в этом сравнительно небольшом органе и его уверенной позиции. Света засмотрелась на него. Когда она увидела веселое Андоюхино лицо, она действительно смутилась, устыдилась своих последних мыслей и не прыгнула на него, как хотела.

Света твердо решила ни о чем вообще больше не думать и ничего себе не воображать, когда Андрей заносил ее в баню через низкую и узкую дверь. От нее только хуже. Мальчик в 100 раз лучше нее справляется со всем. Когда Анндрюха пяткой захлопнул за собой дверь Света захотела только его предупредить:

Андрюша, ты знаешь … Я … Еще …Я знаю. Будет больно, не бойся, кричи.

Андрюха понял, что его страхи по поводу себя напрасны, когда захлопнул за собой дверь в предбанник. Света лежала у него на руках с закрытыми глазами и явно возбужденная. Он заметил движение на ее шее, и догадался, что она захочет сказать.

В солдатской среде он наслушался историй про то, как это делают в первый раз, отбросил явную чепуху, сам подумал. Сейчас ему показалась удобной именно банная лавочка, а не диванчик, как в предбаннике.

Он положил Свету на теплую лавочку. Девушка лежала не двигаясь, честно соблюдая только что данное себе обещание не думать. Теплая рука скользнула по животу, там и по внутренней стороне бедер. «Хорошо, Андрюшенька, я сделаю все как ты захочешь, я уже развожу ножки».

Андрюхе открылась необычайная картина. Ему бы никогда не пришла в голову мысль целовать кого бы то ни было там, но к вселенской чистоте земные, человеческие мерки не подходили. Он наклонился и осторожно провел языком.«Да, Андрюшенька, если я тебе нравлюсь, целуй, целуй меня, пожалуйста. Видишь, все это теперь твое».

И вдруг Андрюхе показалось, что ей этого не надо, что она готова к самым решительным действиям. Он уперся руками на узенькую лавочку, так, что пришлось сжать Светины ребра с боков. Он приблизился к ней. «Ну, и как сюда входить?» Он тер его о ее лобок. «Показывай, хозяйка, где вход»!«Что же ты перестал? Я что, не как другие? У меня что-то не там растет? Вот, вот сюда, я покажу».

Еще немного времени они примерялись друг к другу.

Раз!

Ай! Света дернулась, стукнулась головой о шайку и та с грохотом упала на пол.

Готово!

Неопытному перевозбужденному Андрюхе много не надо. Два, три, четыре и он уже не может шевелиться. Вспомнив о безопасности, он хотел выйти, но Света вонзила свои ногти ему в ягодицы и со всей силы прижала к себе, чтобы не упустить ни одного движения, ни одной капельки этого всего нового. Этой жизни.

Наташа, едва вбежав в парную, сразу нашла и ковшик, и рукавицу, как будто никогда отсюда не выходила, три раза брызнула на каменку, узнала, как она протоплена и бросила уже полный ковш на выбранное ей место. Хорошо! Еще разок! А-ах! Она взяла два веника и погрела их над печкой. Ой, как хорошо! Ее тело вспомнило и пар, и хлесткие удары веников. Мамочки, как хорошо! Наташа похлестала себя спереди, ноги, плечи. Вот, сейчас бы спинку! Она услышала, как вошли девчонки, как хлопнула дверь.

Девочки, давайте сюда!

Ух, я вас встречу! Еще подкинем … Та-ак … Чего не идут? Что нам у них упало?

Светка, Анька, где вы?

Наташа приоткрыла дверь парилки и увидела подруг в необычной позе. Смутившись, что застала их, Наташа хотела скрыться обратно в парной, но верхнее тело скорее напоминало мужчину. Точно!

И тогда Наташа завизжала.

Мл. с-т Потехин оценил, что тревогу он сможет подать через 5 секунд, покинуть баню через 35, и через 50 уже начнет запускать аварийные генераторы.

Светка просто вскочила, скинула Андрея, он уронил всю лавку вместе со Светой, лавка упала на уроненную ранее шайку, шайка не сломалась, но вылетела и ударила в дверь парной. Решив, что это принялись за нее, Наташа заорала еще громче.

Из предбанника влетел Гоша и увидел два тела на полу, общий развал и визжащую Наташу. Что бы ни было, он оттащил Наташу к стене и заслонил собой, держа в поле зрения место действия и обе двери. Из предбанника осторожно выглянула Аня.

А чё это у вас тут происходит?

Я. Звала. Веники. Попариться. Их два. А вы тут. Я думала сначала, может. Вы. А откуда мужик. А почему Светка даже не кричит, всхлипывала Наташа.

Еще секунду до каждого доходила недостающая именно ему часть картины.

Еще полсекунды все сдерживались от смеха.

А потом пятеро молодых и совершенно голых людей ржали. От души, заливисто и радостно.

Потом все мылись, парились. Девушки пытались холодной водой успокоить парней. Потом Наташа опять пошла париться, Гоша с Аней пошли пробовать лавочку, а Андрюха со Светой диванчикА потом пили пиво, и голые бегали по еще не остывшей траве, и пока Наташа пекла-таки оладушки из злополучного кефира, остальные пробовали траву и небо полное звезд.

Гоша и Андрюха другим ребятам ничего не рассказывали, но стали как-то привередливы к датам своих дежурств. Андрюха дед, ему все можно, и конечно, ему было удобнее дежурить с Гошей.

Андрюха стал появляться и в общежитии. Мало там солдат, что ли ходит?

Наступила осень. Вышел Приказ. Андрюха все больше грустнел и нервничал. Волновалась и Света, но почему-то была уверена, что все будет хорошо.

Как-то раз уже в декабре он пришел к Свете в общежитие. Рассеяно чмокнул ее в щеку, не смотрел в глаза, как-то мялся. Светина вера в доброе приугасла, и она тоже начала волноваться. Андрей сел за стол. Света села напротив. Андрей уставился в стол, молча стал стучать по скатерти пальцами. Света, сама не своя, принялась теребить бахрому старомодной скатерти. Вдруг Андрей вскочил, бросился к своему тулупу, у Светы все внутри оборвалось. Но он только что-то вынул из внутреннего кармана. Какой-то бумажный фунтик. Сел обратно.

Ты знаешь, я сегодня разговаривал с командиром.

Ну, и что?

Свете хотелось спросить «И когда», но она еще надеялась, что вдруг ему новое звание дают, или важное задание поручают.

Он подпишет мне рапорт в любое военное училище. В авиационное-то точно.

И что?

Андрюха молчит, теребит бумагу фунтика. Это оказался малюсенький букетик фиалок, завернутый в карту Советского Союза.

Выбирай город и выходи в него за меня замуж.

22.01.2020

подарок

Завтра я буду отмечать свой двадцать восьмой день рождения. Предъявив толстой проводнице билет и паспорт, поднялся в вагон, нашел свое купе , бросил на верхнюю полку сумку и вышел на перрон покурить. Народу в вагоне было не много, некоторые купе и вовсе были свободные. Сентябрь.

Отправляемся молодой человек.

В моем купе уже устраивались попутчики. Супружеская пара, обоим на вид лет по тридцать. И мальчик лет десяти.

Извините мы загородили, проходите пожалуйста. Сказала Она. Симпатичная. Темные волосы до плеч были собраны в хвостик. Он, светловолосый, чуть полноватый, простоватого вида добряк.

Петр, представился он.

Сергей, сказал я.

Лена.

А это Васька.

Далеко?

До Москвы.

И мы до Москвы, в отпуск.

Я снял ботинки, запрыгнул к себе на полку и сразу уснул.

Проснулся от громкого смеха. Посмотрел на часы почти шесть, долго спал, потом вниз. В купе были гости два хорошо одетых молодых человека двадцать пять, двадцать шесть, привычно определили я. На столе две бутылки шампанского, одна начатая.

Соседи, сказала Лена, заметив, что я проснулся, спускайтесь к нам.

Я спрыгнул в ботинки и уселся рядом с Петром, напротив Лены и парней.

Димон, Толик.

Сергей.

Крепкие ребята, прически короткие , но не как у "быков" цивильные. Отутюженные брюки, дорогая обувь. Видно было что ребята "в порядке". Тогда почему на поезде? Ладно, потом просчитаю. Сейчас не хотелось напрягать мозги.

За знакомство!

Кушайте, Сережа, заботливо произнесла Лена. Светлая блузка на пуговичках, серая юбочка и... Чулки или колготки? Стоп. Колбаска, пирожки, огурчики, помидорчики, курочка все как обычно.

Вы как хотите, а я пивка, Петр выставил из под сиденья на стол четыре "Балтики".

Вторая бутылка Шампани подходила к концу. Из уст Димона выпал очередной анекдот "на грани фола", все засмеялись. Была видно, что Лена немного смущена, на щеках появился румянец: "От шампанского или от словоблудия Димона?"Петр действительно оказался хорошим и простецким парнем. Он добродушно улыбался, прихлебывая пивко, по большей части молчал и нежно поглядывал на Лену. "Ей с ним должно быть хорошо и спокойно". На нем был спортивный костюм. Васька, был похож на отца, он занимался каким то своим делом на верхней полке.

Пойду покурю, сказал яТочно, сказал Димон, Толик тоже поднялся. В тамбуре было свежо.

Че братан, по делам в столицу, или так?

По делам.

Толик был ростом с меня , метр восемьдесят, а Димон на полголовы выше. Судя по фигурам с железом знаются.

А мы домой.

А, ничего девочка, да?"Да", промолчал я.

Серега, я предлагаю: берем пару коньячка, закусон и переезжаем к нам. Мы проводнице забашляли, так что до Москвы, как короли...

В этих ребятках чувствовалась уверенность и какая то, немного опасная, сила. На руке у Толика блеснул "Тиссот" могли бы в СВ...

В картишки перекинемся...."Опа!".

Да не боись мы не катаем! рассмеялся Толик, уловив в моем взгляде это самое Опа! так для удовольствия."Не простые ребята как он меня просветил".

ОК. Только тогда я угощаю. День рожденья у меня....

Ну, бра-ат! Тогда вообще не дергайся. Стол с нас в подарок! Это святое. Вот и молоток!

Толик отправился в ресторан "на разведку". В купе Димон объявил план. Время было восемь, темнело.

Не знаю, засомневалась Ленанеудобно как то...

Да че ты Ленок! Чего еще делать то... Поддержал Петр, от Балтики остались только пустые бутылки.

Тогда Ваську сначала надо уложить.

Через час мы собрались в соседнем купе, на столе стояли три бутылки армянского коньяка, бутылка водки и две полутора литровых Пепси запить. Ресторанная закуска : баночка маслин, селедочка, салатики, колбаска все в пластиковых тарелочках.

Я стоял, когда вошла Лена, она протиснулась мимо... я почувствовал ее запах чистоты и шампанского. Волосы у нее были распущены.

Ой , зачем так много?

Так день рождения! ответил Димон.

Сегодня? У кого? А что ж Вы не сказали?

Через...

, я посмотрел на часы, три часа. У меня.

А, подарок... забеспокоилась Лена.

Да бросьте, Елена, улыбался Толик лучшее, что может подарить женщина это... в щечку его поцелуйте, если Ваш муж, конечно, разрешит.

Ну , не знаю-ю-ю, протянул шутя Петр, сосредоточенно, снимая обертку с коньячной бутылки, водку он уже открыл.

Лена повернулась ко мне, внимательно посмотрела в глаза, я повернул в её сторону левую щеку. Она чуть привстала на цыпочки и приложилась губами, почему то почти к шее...

Подарки розданы! Теперь по местам, скомандовал Толик.

Лена опустилась радом с мужем, напротив меня, рядом с ней плюхнулся Димон. Справа от меня, у окна, удобно устроился Толик. Разливал Димон. В четыре стаканчика коньячок, в один водку. С водкой взял Петр. "Естественно", подумал я комплименты Димону.

За именинника до дна!

Это много! сказала Лена.

Ничего, ничего!

Чокнулись , выпили. Закусили , запили. Лена поставила стаканчик, разгладила невидимую морщинку на юбочке. Коленки красивые... Чулки, или колготки... Все таки она поймала мой взгляд, и тут же повернулась к мужу.

Димон достал откуда то сверху "Поляроид" сделал пару снимков. На память!

После первой и второй...

, это Толик.

Хватит, хватит...

, это Лена.

Это много, вздохнула она когда в ее стакане оказалась равная со всеми порция.

До дна! чокнулись, выпили, закусили, запили.

В купе стало душно. Лена раскраснелась. Петр орудовал на столе сооружая бутербродики и передавал их " по рядам".

Ну, разлил Димон за тех кто там, не дай бог нам!" Вот оно что! Знакомый тост". Лена непонимающе посмотрела на Димона. Выпили... Потом был четвертый и пятый.

Толик сыпал анекдотами, пару раз "сфолил", боковым зрением я видел, что после каждого фола, он оценивает реакцию Лены. Она смеялась почти без смущения со всеми над командировочным мужем, над женой, которую застукали...

Лена рассказывала про сына... Петр через стол беседовал с Толиком... Лена откинулась назад... Бюстгальтер совсем узенький... А грудь красивая....... Шестой...

, седьмой..

Димон наклонился к Лене и рассказывал какую то смешную сказку только ей. Она смеялась... Они сидели очень близко.. Я обсуждал с Петром и Толиком ситуацию на северном Кавказе... Но ситуацию в купе тоже отслеживал... Петр поплыл..

, сказалась Балтика. Димон трепался, "случайно" дотрагиваясь до Лениной руки, до бедра... "Фиксирует. Профи". Я посмотрел на часы полодинадцатого. Две пустые бутылки коньяка были убраны под стол...

Надо это дело перекурить, Петр не курил, остальные мужчины встали, и не совсем твердо отправились в тамбур.

Какая телка! У меня аж встал. доложил Димон. Э-э-эх... Как тебе Серега?

Угу, не согласиться было глупо. Они докурили и ушли. Через пару минут мой бычок под названием "Мальборо лайт" тоже полетел в заплеванную металлическую коробочку, следом за ним пустая пачка.

Проходя мимо своего купе "возьму сигареты, а то потом ..". Открыл дверь и в темноте увидел силуэт Лены она поправляла одеяло на спящем на второй полке Ваське. Обернулась...

Сигареты.. , сигареты лежали под подушкой.

Я наполовину прикрыл за собой дверь, ее глаза были на уровне моего подбородка. Запах... волос...

, чистоты и... дорогого коньяка. Колготки или чулки... Целую секунду мы смотрели друг на друга. Сердце заколотилось как у мальчика, который впервые оказался с девочкой наедине. Мне показалось она ждет.. Стоп! Это не по правилам это коньяк... Я взял сигареты и вышел...

Может картишки?! Когда все были на своих местах.

Я умею только в дурака, сказала Лена и в три... -она замялась....

Палки...

, ехидно подсказал Толик.

Да.

Ну с них и начнем. На что играем? спросил Димон, с улыбкой глядя на меня.

Я уже представлял дальнейший сценарий, только концовка просматривалась пока смутно.

Проигравший выпивает двойную, остальные обычную, предложил Димон.

Годитс-ся, выдавил Петр, сосредоточенно изучая розданные карты.

На это я не буду! заявила Лена.

Димон упал перед ней на колени, а Толик стал биться головой об стол, Лена засмеялась и согласилась.

Первой проиграла, конечно Лена, за ней Петр, снова Лена. Тут в проводница выключила верхний свет, включили все ночники, но все равно в купе был полумрак...

Я уже карты не вижу... Лена была пьяна.

Тук, тук, тук это колеса по стыкам, или сердце... На столе появились еще бутылка коньяка и бутылка водки.

Снова проиграла Лена, потом я. Для приличия по разу слили хозяева. Было жарко. Лена сидела поджав под себя ноги. Две верхние пуговки на блузке были расстегнуты, она машинально поправила бретельку бюстгальтера... Юбочка сдвинулась вверх и плотно обтягивала бедра. "Все таки чулки.. ". Димон прижимался к ней с боку. Толик не сводил глаз с оголенных ног. Петр невидящим взглядом пялился себе в карты... Лена снова проиграла...

Жарко.

Может на раздевание? Толик.

Не-е-е, пьяно возразила Лена.

А что? Все свои!

Вы что серьезно? До конца.

Конечно. Петр, ты как? -Петр промычал.

Ну вот, муж разрешает.

Лена молчала. Роздали карты. Для примера проиграл Толик и скинул рубашку, потом проигравший Димон проделал ту же процедуру. Лена оживилась. И ей тут же пришлось снять один чулок. Она спустила ноги на пол, приподняла край юбочки, запустила большие пальцы под широкую резинку и отработанным движением скатала его вниз, сняла и бросила на пол.

Тук, тук, тук колеса на стыках, или сердце... Через две минуты ей пришлось проделать это еще раз, со вторым чулком. Она снова закинула ноги на сиденье... Я слышал как сглотнул слюну Толик... Я уже сидел в джинсах и в одном носке.

Эй, забыли, Серега уже родился! Час ночи! За него до дна! Димон, придержал стакан Лены за донышко, когда она хотела поставить его недопитым: Еще, еще, еще... Во-от... Молодец...

Лена проиграла блузку... Она смотрела на меня. Колеса, казалось, перестали стучать и в звенящей тишине, начала расстегивать пуговки... третья, четвертая, пятая, пальцы ее плохо слушались, она оглянулась на мужа, но он был где-то очень далеко. ...

Шестая, седьмая, она выдернула края блузки из под юбки, ...

восьмая.

Все. Нет еще на рукавах. Это ей было уже не под силу.

Димон, сказал Толик.

Димон не дурак сам все понял, расстегнул ей манжеты. Она медленно стянула с себя блузку и бросила ... мне на колени! В моих висках тоже застучали колеса. Полукруглые чашечки на бюстгальтере были совсем узенькие, и едва закрывали соски. Второй номер наверное...

Ну, вот и сравнялись, нарушил неловкую тишину Толик еще по одной и дальше...

Лена пьяно улыбнулась. Она понимала что ее разглядывают трое молодых мужчин. Наверное, все таки, ей это нравилось... Даже для меня был уже перебор, еще пара рюмок и можно было нажимать на тормоз... Выпили. Димон как всегда помог Лене.

Мы играем или че? очнулся Петр и сразу проиграл, минут пять он стаскивал с себя брюки: Уговор, дороже... этих, де-нег.

Золотые слова. Вот, это я понимаю. Петя -ты мужик!

Я сидел уже босой. Мне оставалось проиграть всего два раза.. Нарастало напряжение и какое то смутное чувство тревоги. Предметы в купе начали плавать...

Лене опять не "повезло". Она бросила карты. На пару секунд задумалась... Завела руки за спину.. Лифчик упал рядом со мной сиденье. Про ее грудь нельзя было сказать "как у девочки", но от этого она нисколько не проигрывала, соски были напряжены... Плоский живот... Какими то собачьими рецепторами я почувствовал аромат обнаженного женского тела..

Ах, шумно выдохнул Толик.

Взгляд у Лены был мутный...

Р-раздавайте! Уставились...

И тут последовал гениальный ход Димона он проиграл и остался в плавкахЛена засмеялась: Так тебе!

Было видно, что она возбуждена...

Выпили. Это была моя последняя...

Я не видел свои карты, делал ходы, почти наугад. Как сквозь сон я увидел, что Лена покачиваясь встала, медленно приподняла юбочку... Зачем это она... Проиграла ...

с трудом сообразил я... Поезд тряхнуло... Лена пошатнулась и схватилась руками за верхнюю полку... У Толика сорвало "Стоп-кран", он сполз к ее ногам....

Я помогу...

начал спускать с нее трусики.

Изображение в моем телевизоре периодически пропадало, настройка не работала... Она стояла напротив меня , где то внизу возился Толик. Мелькнул лобок с узкой полоской волос...

, трусики упали на пол. Чьи то руки уже шарили по Лениной груди... "Димон, тоже не из железа сделанный", прижимался к ней сзади.

Мне плохо, с закрытыми глазами жалобно простонала Лена, -Я совсем пьяная...

Она стояла закинув руки на верхнюю полку и упершись лбом о край... Собранная на поясе юбочка... Тук, тук, тук, колеса или сердце... Храп Петра.......

Голые, широко расставленные, полусогнутые ноги Димона, позади Лениных...

М-м-м, вдруг застонала она.

Не-ет, её голос был едва слышен... Дыханье сбилось...

Все выпитое и съеденное мной запросилось наружу...

, тошнит... Я поднялся... Дойти до туалета все-таки успел... Два пальца в рот... спазм в животе.. еще..

, меня выворачивало, я стоял над унитазом... Потом прополоскал рот, умылся. Меня мотало по коридору от стены к стене. Мозги куда то пропали... Животный инстинкт втолкнул меня обратно в то купе...

Лена стояла на четвереньках на грязном полу, навалившись грудью на колени сидевшего на моем месте Толика.. Глаза закрыты... Казалось она была без сознания... Позади нее в неловкой позе Димон... Я видел как его член практически полностью выходил из нее и тут же снова исчезал... Тяжелое, учащенное дыханье самцов... Толик пытался своим орудием найти ее губы...

Я вошел, закрыл за собой дверь и опустился на корточки... В голове грохот...

, в ушах вата... Толик обхватив ладонями Ленину голову... Вперед, назад..."Как же... ". " А ты разве не этого ждал", мелькнула случайно залетевшая мысль... Я не хотел признаваться себе в этом. Поэтому соврал: "Не знаю..". " Ты же хотел, вот и смотри...".

Серега! услышал я из далека чей то шепот. Перед глазами белый пластиковый стаканчик... Выпил.. Лена лежала на расправленной постели, на боку, подтянув ноги к животу.

Будешь? Лучший подарок... Ты же именинник...

Я молчал...

Как хочешь...

Налили почти по полному...

-А-а.....

Тише-тише. Ну , Леночка. Димон лежал на ней, ее ноги были полусогнуты, левую, он придерживал рукой, таз совершал положенные в таких случаях движения. Лена вдруг учащенно задышала , голова двигалась в такт движениям Димона, волосы рассыпались по подушке...

М-м-м, Он прикрывал ей рот рукой...

Тук, тук, тук... Изображение пропало... А когда появилось то уже Толик стоял опираясь одним коленом на сиденье, второй ногой на полу...

Сильные руки лежали у Лены на талии. "По собачьи...

, как сучку...." Зачем я так напился..

М-м-м , она стонала, сначала тихо потом громче и громче.

Не переживай, нормально все...

, услышал я Димона. Это он мне... На, залей.

Лена утихла. Толик сделал еще несколько движений и тоже остановился. Толик достал член и сел у Лены в ногах он тяжело дышал. она вытянула ноги и отвернулась к стене...

Мне нужно в туалет, чуть слышно сказала она.

Я провожу, услышал я свой голос, когда Лена накинула блузку.

За дверью туалета о железную раковину долго брякали жиденькие струйки воды...

Вышла... Сережа нужно идти спать.

В "нашем" купе было прохладно. Свет не зажигали. На верху сопел Васька. Я стянул с себя джинсы. с трудом забрался на вторую полку и мгновенно уснул.

Проснулся от тишины. Большая станция. Открыл глаза, посмотрел в окно.

Сережа иди ко мне, не услышал, а почти нервами почувствовал я шепот Лены. Спрыгнул вниз. Она откинула простынь......

Она обняла меня за шею нашла мои губы, у меня закружилась голова и заныл низ живота, она проникла язычком в меня... ее лицо было мокрое и соленое.

Она уложила меня, села сверху, выгнулась и сама направила мое орудие во влагалище. Опустилась грудью на меня, продолжая целовать. Лена, Леночка.

Молчи..

От нее пахло дорогим коньяком...

Мы кончили одновременно и еще долго лежали слушая стук колес или сердца...

Подарок, прошептала она одними губами.

На второй полке завозился Васька...

Мы стояли на перроне. Лена выглядела свежей с аккуратно наложенной косметикой, она старалась не смотреть на Петра. На рожи остальных участников ночной попойки смотреть было просто жалко. Толик и Димон попрощавшись ушли.

Как я так, вчера уехал!

, сокрушался Петр, Ну бывай Серега. Он пожал мне руку.

Я смотрел им вслед.

19.01.2020

сексуальное купе

Первое, что я увидел, проснувшись, была почти голая попка попутчицы с противоположной полки. Мой взгляд уперся в эту едва прикрытую кусочком ткани полупрозрачных трусиков попку и никак не хотел отрываться от приятного зрелища. В купе было жарко и душно, и поэтому неудивительно, что девушка во сне ворочалась, простыня сбилась и предательски выставила на показ интимную часть тела.

Дедок на нижней полке мирно похрапывал, выводя какое-то подобие "Марсельезы", вторая нижняя полка была свободной, и поэтому никто не мешал мне наслаждаться видением. У меня и без того по утрам очень сильная эрекция, стоит ли говорить что чувствовал при виде такой картины. Член просто звенел, как чешский хрусталь.

Прошло минут двадцать, когда девушка начала ворочаться. Я быстро сомкнул глаза, чтобы не быть застигнутым за подглядыванием. Через неколтрое время чуть разомкнул веки. Попутчица не просыпаясь повернулась на спину. Теперь простыня открывала почти половину ее тела. Было видно, что на девушке кроме тех полупрозначиных трусиков ничего не надето, и стал ждать, когда она повернется еще раз и выставит на показ грудь, что топорщилась под тонким ситцем застиранной до желтизны простыни. Не дождался.

Через некоторое время соседка проснулась, сладко потянулась и повернулась на бок. Наши взгляды встретились.

-С добрым утром!

шепотом поздоровался я, чтобы не разбудить дедулю.

-Угу,поздоровалась она в ответ и ничуть не смуившись выставленной на показ наготы, натянула простыню, при взмахе продемонстрировав мне и груди и снова закрыла глаза. Мне в этой неприветливой хоть и симпатичной компании предстояло провести еще почти сутки.

Я подождал, пока член опадет, потом встал, сходил умылся и побрился. Девушка за это время надела длинную футболку и лежала поверх белья.

Я взял книгу, но прочитанное не фиксировалось мозгом, занятым недавними наблюдениями, а взглят к тому же то и дело скользил мимо книги в зеркало, в котором были слегка полноватые едва прикрытые футболкой стройные ноги. Девушка их слегка раздвинула, и мне опять были видны те самые тонюсенькие трусики, под которыми темнел заросший волосами лобок. Моя попутчица явно надо мной издевалась.

Дедок тоже проснулся, сходил в туалет, вернулся гладко побритым и благоухая хорошим одеколоном.

-Ну, что, молодежь, будем завтракать?

Я чтобы избавиться от созерцания обнаженных женских ног, с готовностью переместился на свободную нижнюю полку, достал взятые в дорогу припасы и выложил их на столик. Дед тоже выложил свои. Нам этого могло хватить на завтрак, обед и ужин и еще накормить пассажиров соседнего купе.

-Элечка, вставай завтракать, а то ехать еще долго, да и кто там тебя в Москве кормить будет.

Элла села, свесила ноги и стала неуклюже спускаться прямо перед моим носом. Ее футболка задралась и заголила тело до самых трусиков.

-С добрым утром, Виктор Петрович!

-А с молодым человеком почему не здороваешься?

-А мы с ним уже здоровались, пока Вы спали.

-Кстати, мы не познакомились.

-Да я ваши имена уже услышал, а меня зовут Руслан.

-Вот и чудненько. Ну, приступим?

-Я только сначала умоюсь.

Элла встала на диван и достала с полочки свое полотенце. Ее ноги опять были почти у моего лица.

Когда девушка вышла из купе, дед восторженно произнес:

-Вот шалава! Будь я годков на двадцать помоложе, приударил бы.

Этой своей фразой он как бы дал мне рекомендацию.

-Замужняя женщина, ребенку пять лет, муж красавец, вчера ее провожали, а вот поди ж ты, крутит жопой, все напоказ выставляет, мужиков подразнить. А мы и падки на таких шалапутых.

Я во время этого старческого брюзгливого монолога встал и пошел к проводникам за кофе. Пока платил, пока наливал кипяток, Элла уже вернулась и села у окна. Я поставил чашки и сел рядом.

-А Вы, Руслан, по какой части занимаетесь?

-По научной.

-Преподаете?

-В НИИ.

-Кандидатскую защитили?

-Уже и докторскую тоже.

-Да, теперь это быстро.

-Господин профессор, позвольте за Вами поухаживать. Давайте я Вам бутерброд сделаю.

И снова в ее манере, в интонации слышалась скорее издевка, чем простое кокетство.

Вообще-то я всегда ужасно не любила пай-мальчиков, таких интеллигентиков.

Виктор Петрович перевел разговор на жизнь, на цены, на политические прогнозы. Завтрак наш за разговорами затянулся часа на полтора. И я еще дважды ходил за кофе.

Было видно, что разговоры эти нашей попутчице скучны, и наконец она не выдержала:

-Ну почему у нас мужики вечно только в лесу о бабах, а при бабах о лесе. Вот скажите, господин профессор, какие вам женщины нравятся?

-Всякие, лишь бы было приятно общаться.

-А сексуальные или "синий чулок"?

-Если о сексе говорить, то, наверное, приятнее с сексапильной, а если о повышении нефтеотдачи пластов, то можно и с "синим чулком". Мы парировали еще довольно долго, потом Виктор Петрович сказал:

-Ну, ваше дело молодое, а мне после еды и вздремнуть не грех. Не обессудьте.

Он лег, повернулся к стене и через пару минут начал похрапывать.

Мы вышли в коридор, чтобы не мешать ему видеть свои партийные сны.

Терпеть не могу стояние в вагонном коридоре. Постоянно мимо идут люди, толкаются, надо все время оглядываться, чтобы пропустить очередного пассажира в ресторан или из него.

-А может мы перейдем в ресторан и там посидим,предложил я.

Ресторан был в соседнем вагоне. Посетителей развлекали каким-то боевиком с морем крови и десятками застреленных и раздавленных автомобилями. Благо фильм шел уже давно. Мы потягивали вино и говорили о пустяках. Очередной фильм оказался эротическим.

-Да, поездочка, протянул я.

Целый день сплошная эротика.

-Ой, только не говорите, что Вам не нравилось на меня смотреть.

-Наоборот! На красивую женщину да еще обнаженную отчего не смотреть.

-Так что же вам не понравилось?

--Я же живой человек. Любые эмоции должны иметь выход. Сексуальные в том числе.

-А вот это уже Ваши проблемы.

-И с Вами их не решить?

-Ну, не знаю, не знаю, протянула Элла, подняла фужер с вином и посмотрела поверх него.

-За что выпьем?

-Конечно, за красивых и соблазнительных женщин. Которые рядом.

Так за пустяковыми разговорами мы досмотрели фильм, который эротическим можно было назвать только закрыв глаза и уши, чтобы не видеть, как почти половину экранного времени герои откровенно занимаются любовью вдвоем, втроем и большем скоплении участников, чтобы не слышать сладострастные стоны распаленных неутомимыми любовниками девушек и рычание получающих оргазм самцов. Похоже, Эллочку фильм с учетом выпитого вина сильно возбудил: щеки ее разрумянились, мочки ушей налились кровью, будто крупные ягоды спелой клюквы.

Когда на экране монитора появились титры, мы встали и пошли в свой вагон. Я надеялся спровадить соседа поужинать, на случай, если он не захочет, договориться с проводницей об переселении в свободное купе. Я даже готов был заняться сексом в тесном пенале не пряностями благоухающего вагонного туалета.

В купе нас ждал сюрприз в лице симпатичной худенькой девушки с наушниками плейера. На наше появление и приветствие она никак не прореагировала, будто ничего перед собой не видела. Виктор Петрович повернул голову:

-Явились? Ну, а я еще посплю. Отвернулся и вскоре снова тоненько захрапел. Времени было уже достаточно, чтобы отходить ко сну, поскольку поезд прибывал ранним утром, а с учетом санитарной зоны, проводники начинают поднимать пассажиров за два часа до остановки на перроне.

Проводница на мой вопрос о свободном купе понимающе улыбнулась и развела руками:

-Под завязку. У других тоже знаю, что нету.

Когда я после безрезультатных переговоров вернулся к себе, новая пассажирка, которую я мысленно окрестил мышкой, разобрала постель и лежала поверх простыни. Уши ее по-прежнему были закрыты наушниками. Виктор Петрович крепко спал, Элла кокетливо улыбалась со своей полки, дразня призывной улыбкой и оголенными короткой футболкой ногами. Поскольку мышка лежала с закрытыми глазами, я выключил свет, погрузив купе в густую темноту, легко вспрыгнул на свое место и вытянулся, положив руки под голову.

Некоторое время я лежал с открытыми глазами, привыкая к темноте. Через пару минут от огней еще недалекого города у нас воцарился плотный полумрак, в котором можно было различать очертания небольшого пространства. С соседней полки послышался шорох, я скосил глаза и увидел, как Эллочка стягивает с себя футболку, оставаясь в одних прозрачных узеньких кружевах трусиков.

Девушка положила футболку на полочку для полотенца и легла на спину поверх простыни, выставив вверх сексуально покачивающиеся от движения вагона тугие груди. Я не выдержал пытки, вытянул руку и начал осторожно гладить девушке плечо. Она тут же положила свою ладонь поверх моей. Мои пальцы от плеча перешли к шее, затем к щеке, коснулись губ. Элла слегка повернула голову , чтобы мне было удобнее.

Минут пять я водил средним пальцем по ее пересохшим губам, едва их касаясь, потом ладонь моя стала опускаться ниже. Я медленно провел по шее и стал пробираться к груди. И вот она уже в моей ладони, такая желанная и возбуждающая. Я полностью накрыл ее своей ладонью, сильно сжал, ослабил, снова сжал, отпустил, потрогал набухший сосок, поводил пальцем вокруг него. Все это время рука девушки была поверх моей, будто контролируя ее движения, но ничуть не мешая проявлению вольностей.

Я осторожно снял свою руку с груди девушки. Она недоуменно повернула ко мне голову. Но я повернулся набок и вытянул на соседнюю полку правую руку, чтобы было значительно удобнее.

Не знаю, сколько времени продолжались эти ласки, но мне хотелось большего. Я снова убрал руку и в одних трикотажных плавках спустился на пол. Дедок мирно похрапывал, повернувшись к стене, девушка-мышка тоже лежала лицом к стенке вагона. Ее дыхания не было слышно, и я решил считать, что она безмятежно спит.

Я придвинулся вплотную к полке, прижавшись бедром к холодному краю столика, нетерпеливыми руками взял голову Эллочки, придвинул ее к краю полки. Она не сопротивлялась, облизнула губы и жадно приникла ими к моим пересохшим. Некоторое время мы просто страстно целовались. Сначала тщетно стараясь не шуметь, а затем вовсе забыв о всякой предосторожности и том, что в купе кроме нас едут еще два пассажира.

Через какое-то время моя рука опустилась Эллочке на грудь. Я то сильно сжимал ее , то лишь осторожно касался соска, водил по нему кончиком пальца. Потом я оторвался от губ и приник поцелуем к свободной правой груди девушки. Тело ее сразу же напряглось, спина выгнулась. Теперь, завладев и второй грудью, я мог одну из них оставить. Ладонь моя стала опускаться ниже, погладила напрягшийся живот, дошла до кромки узеньких трусиков, погладила бедра до самых колен, по внутренней стороне бедра поползла обратно. Эллочка шире раздвинула ноги, чтобы не мешать этим ласкам.

Пальцы мои дотянулись по внутренней стороне бедер до легкой ткани. Я стал водить пальцами по скользкому шелку трусиков вокруг набухшего влагалища. Ткань мне мешала, но я не спешил. Еще через несколько минут такой ласки с одновременным целованием груди мои губы легкими поцелуями стали покрывать живот девушки, пальцы шаловливо полезли под узкую полоску трусиков, легли на пухлые губы влагалища и стали осторожно водить по их краю. Я делал бы это довольно долго, возбуждая девушку все больше и больше, но ее ладонь накрыла мою и сильно прижала, утопив пальцы в горячей глубине промежности. Ноги сильно сжали мою руку и задрожали в конвульсиях. Я быстро приник губами к открытому рту девушки, она издала негромкий протяжный стон, а потом страстно впилась в меня поцелуем, удерживая сильно сжатую руку между все еще дрожащими ногами.

В это время я услышал легкое шевеление на нижней полке, видимо, девушка-мышка во сне поворачивалась удобнее. Мне было все равно, даже если бы она и проснулась. Кто она? Просто попутчица, с которой ранним утром расстанемся навсегда, может быть даже не взглянув в глаза друг другу. Думал ли я о ней, о ее оценке нашего с Эллой поведения в пылу такой дикой страсти. Я уже был готов вскочить на верхнюю полку, взять попутчицу в крепкие объятия, вогнать в ее распаленное моими пальцами влагалище свой торчащий член и изо всех сил биться внутри нее, безуспешно пытаясь достать самого дна.

Похоже, Эллочка тоже была к этому готова, хотя дрожь в ее теле прекратилась, ноги расслабленно вытянулись, ладонь больше не вдавливали так сильно мои пальцы. Но ткань трусиков мне начинала мешать и раздражала. Я вынул пальцы из влагалища и стал стягивать с девушки трусики. Она с готовностью приподняла свой зад и рукой, которая только что пленила мою ладонь, помогла избавиться от остатков своей одежды.

Ноги Эллочка оставила согнутыми в коленях, но развела их в стороны настолько, насколько позволяла ширина вагонной полки. Я снова стал целовать девушке грудь, дотянулся рукой до влагалища и стал едва касаясь его пальцами, водить по краю пухлых половых губ. Были они совсем влажными и нетерпеливо ждали меня внутрь. Я прислушался к тишине вагона. Дед по-прежнему спал, девушки-мышки не было слышно. Прежде, чем забраться к Эллочке, я решил еще пару раз довести ее до оргазма пальцами. Мне нечасто попадались такие чувственные женщины, которые настолько легко достигали вершины наслаждения от одних только пальцев и поцелуев, и потому мне хотелось доставить удовольствие еще несколько раз именно таким способомЯ стал губами слегка касаться губ девушки и так же осторожно водить пальцами вдоль ее влагалища и вскоре почувствовал, что моя случайная подруга близка ко второму оргазму. Я решил довести ее до кульминации именно такими легкими касаниями верхних и нижних губ. Еще минута и ноги ее снова сильно сжали мою ладонь, а руки обвили мою шею и плечи и изо всех сил сдавили в объятиях. И негромкий стон известил об оргазме.

И тут я от неожиданности дернулся всем телом: на мою ногу выше колена легла ладонь девушки-мышки и стала медленно подниматься вверх. Элла почувствовала, как я дернулся и прошептала:

-Что случилось? Тебе что-то не понравилось?

-Ничего, просто я коснулся ногой холодного края столика.

Девушка почти беззвучно рассмеялась, не выпуская меня из своих объятий. Она хотела продолжения любовных игр. Я всей душой, всем сердцем и тем, что напряглось в плавках, был за это же продолжение, но неловкость вызывала горячая ладонь девушки с нижней полки, которая гладила мое бедро, медленно поднимаясь все выше и выше.

Снова я принялся целовать Эллочку в ее тугую грудь и снова начал гладить края ее влагалища с каждым новым движением подводя девушку к очередному оргазму. И он не заставил себя ждать. Снова сильно сжатая ногами моя ладонь, снова сильные объятия и сдавленный стон наслаждения.

Между тем ладонь девушки-мышки уже гладила поверх плавок мой до боли в мошонке напряженный член, вот-вот готовый порвать трикотаж, своевольно вырваться на свободу и брызгать накопившейся за день возбуждения спермой. Теперь я не мог просто сосредоточиться на одной только Эллочке, вынужденный прислушиваться к тому, что проделывает соседка по купе с нижней частью моего тела, всегда сбивавшей разум на удовлетворение ее плотских потребностей.

Когда Элла была близка к четвертому оргазму, когда тело ее напряглось в ожидании приближающейся конвульсии наслаждения, я услышал на нижней полке шевеление, хотя ладонь девушки ни на миг не прекращала поглаживания набухшего под плавками члена. По тому, как с обеих сторон к моим ногам прижались ноги девушки, я понял, что она села, чтобы было удобнее играть с моим детородным хозяйством. Но как далеко она зайдет в этих своих играх? Как только Мышка уселась, на помощь ее правой руке пришла левая. Она погладила меня по ягодицам, и вот уже обе ладони стягивают с меня плавки, освобождая давно притомившийся в неволе член. Он с удовольствием выпрямился и тут же попал в ухватившие его ладошки. Они гладили его по всей длине, трогали напрягшуюся мошонку, осторожно сжимали переполненные яички, обнажали головку и натягивали на нее крайнюю плоть, которая тут же стягивалась обратно.

Не могу покривить душой и сказать, что мне это не понравилось. Наоборот, я был в полном восторге, но от ощущений собственных меня отвлекла Элла. Она тоже хотела продолжения ласки, и я их продолжил. Кончиком языка я стал водить по ее полуоткрытым губам, она тут же высунула свой и стала им жалить. Ладонь моя продолжила гладить края влагалища, осторжно касаясь больших половых губ, но вот рука Эллочки опустилась вниз, надавила на мои пальцы, утопив их в горячей глубине страждущего зева, некоторое время лежала сверху, затем отползла на живот. Я стал двигать пальцами, имитируя движения члена. Я чувствовал, что еще несколько секунд таких движений, и моя партнерша получит новый оргазм. За миг до его наступления ее ладонь с живота стремительно пустилась к влагалищу, подсунулась под мою и стала теребить клитор. И вот уже снова все тело девушки забилось в конвульсиях оргазма. И в это же время я почувствовал, как к моей головке осторожно приникли поцелуем губки девушки-мышки. Некоторое время она едва прикасалась к моей набухшей головке, потом нерешительно стала вбирать ее в свой маленький ротик. И вот уже гловка захвачена полностью, но только затем, чтобы тут же освободить ее и начать целовать член по всей свободной от пальцев длине.

-А ты не хочешь забраться сюда ко мне?прошептала чуть слышно Элла.

Дедок спит, девушка, кажется, тоже.

Какое-то время я был в сильном замешательстве. Что делать? Освобождаться от ласк девушки-мышки и заняться над ее головой настоящим сексом? Сказать Элле, что нижней частью моего тела, столько времени невостребованного ею, уже завладела другая? Какова будет на это ее реакция? Возмущение? С какой стати? Я что, ее муж? Досада? Но она целый день лишь дразнила меня, а девушка снизу просто взяла и стала доставлять удовольствие. Возбудится еще больше? Что мы тогда будем делать, если дед проснется?

Пальцы мои по-прежнему находились внутри Эллочки. Я слегка шевелил ими, делая круговые движения. Чувствовалось, что девушка снова близка к оргазму. Ее чуть слышно шепчущие губы находились рядом с моими, я прикрыл их и поцелуем прервал разговор. Наши языки снова встретились, начали трогать друг друга, ее ладонь снова подлезла под мою и стала легонько гладить клитор все убыстряя движения. И вот снова сильное объятие свободной рукой, страстный долгий поцелуй жадным ртом, дрожь всего тела и протяжный сдавленный стон.

Через минуту Элла оправилась от очередного оргазма и снова позвала меня к себе на верхнюю полку:

-Я тебя хочу всего-всего,едва слышно прошелестела она.

И я решился открыться:

-Не могу,прошептал я так же еле слышно.

Моим членом завладела девушка снизу.

Какое-то время Элла осознавала услышанное, потом придвинулась к краю полки и свесила голову вниз.

В это время поезд пролетал мимо какого-то полустанка, и лучи необычайно ярких после столького времени темноты уличных фонарей, начали изо всех сил хлестать по окнам скользящих мимо вагонов, будто вспышкой фотоаппарата на доли секунды ослепительно выхватывая у темноты спрятанную ю действительность и в то же время заставляя зажмуриваться. Но этих четырех или пяти световых пощечин было достаточно, чтобы Элла разглядела, как бережно целует мой торчащий член девушка с нижней полки. Это зрелище ее возбудило еще сильнее, и по-прежнему лежащая на клиторе ладонь начала быстро-быстро теребить его. Я движениями своих пальцев помог Эллочке достичь сильного оргазма, самого сильного за все наше занятие любовь.

Полустанок остался позади, в купе снова воцарилась темнота, тишину которой нарушал негромкий храп Виктора Петровича да изредка звучали сладкие причмокивания девушки-мышки, когда вагон неожиданно качало, и мой член выскальзывал у нее изо рта.

Элла еще некоторое время лежала свесив голову и в едва различимой темноте наблюдала за тем, что делает со мной наша попутчица, затем убрала свою руку с влагалища, осторожно вытянула мои пальцы. И пока я соображал, что она решила предпринять, девушка села на край полки, уперлась ногой в другую, перебросила вторую ногу через меня, и я оказался между ее ног. Руки ее обняли меня за голову и настойчиво стали пригибать. Я прижался губами к животу, который от неудобной позы сморщился складками, но руки двигали мою голову вниз, и я без сопроотивления поддался. Губы мои коснулись влажного влагалища, только что терзаемого нашими руками, я осторожно поцеловал его, высунул язык и стал водить им вдоль больших половых губ, стараясь засунуть как можно глубже.

И вот уже руки сильно прижимают мою голову вниз, бедра сдавливают с обеих сторон, и тело девушки бьется в сильной конвульсии наступления нового оргазма. Прижатые к ушам бедра не дают мне услышать привычно сдавленный стон. Я могу о нем только догадываться по тому, как раслабленно опускается живот партнерши. И едва тело оттрепетало от этого оргазма. Как тут же наступил следующий, затем еще один, еще... И в этой череде я перестал себя контролировать, и не в силах больше сдерживаться, струя за струей начал вливать в ротик девушки-мышки накопившуюся за столь бурный вечер и прошедший день сплошного возбеждения сперму.

С каждым новым толчком, каждым непроизвольным движениям члена навстречу принимающему его нектар ротик, в мое сознание билась мысль о допущенной мною несправедливости. Я весь вечер доставлял удовольствие девушке с верхней полки, удовольствие, от которого она получила не меньше десятка бурных оргазмов, а мне помогает избавиться от напряжения девушка снизу, которую я ни разу не погладил, не поцеловал.

Я опустил руку вниз, ласково провел по волосам моей попутчицы, наткнулся на наушники, опустился на плечо. Девушка была одета. Я погладил ее плечо, опустился ниже, провел по небольшой, упрятанной в бюстгалтер грудке. Она отвела мою руку и легла.

…Утром она тоже не произнесла ни слова, глядя в окно на мелькающие мимо деревья, дома и платформы электричек. Элла кокетливо и жадно смотрела на меня, будто стараясь запомнить на всю оставшуюся жизнь. Виктор Петрович суетливо собирался и жаловался на то, что не выспался. А у меня на душе было от чего-то нехорошо. Я чувствовал себя виноватым перед девушкой-мышкой. Как только поезд остановился, первым из купе выскользнула Элла, которую тут же на перроне заключила в объятия ее родственница, затем с кряхтением протиснулся Виктор Петрович.

-Может мы встретимся,неловко спросил я девушку-мышку.

Она молча и едва заметно покачала головой.

-Спасибо за гуманитарную помощь!

Она слегка пожала плечами и пошла вдоль вагона к выходу

18.01.2020

вещий сон

8.00 утра, платформа киевского метро, станция "Золотые ворота". В подъезжающем вагоне пустота, сидит один сонный грустный парень, явно о чем-то задуманный. Внезапно, на его лице появляется улыбка, а в это время в опустевший вагон заходит девушка, на первый взгляд ничем не выделяющаяся.

Но это лишь на первый взгляд. Да, он знает, это не просто девушка, это его мечта, которую он потерял год тому. И вот, сегодня он увидел ее за все прошедшее время в первый раз. Его взгляд засмущал ее, на лице появился оттенок негодования и возмущения.

Света подумала "Какой он нахал. Окидывает меня с головы до ног циничным взглядом и это после того, как он врал мне на каждом шагу, с первой нашей встречи. Он сегодня особенно красивый. Я его до сих пор люблю. О Господи, мне надо держаться от него на расстоянии, потому что я уже начинаю чувствовать нарастающее возбуждение".

В это время Юра подумал о Светланиной красоте, как душевной, так и физической. Он смотрел на ее вздымающуюся грудь, тонкую талию и длинные ноги. Его любовь сохраняется уже год, но держать это чувство в себе он не в состоянии. Светик, здравствуй! Мне с тобой надо поговорить. А мне с тобой разговаривать не о чем. Я и так опаздываю. Можно узнать в каком направлении? В училище, на практику.

Ну, и. Опять мне приходится твое вранье. Ты хоть когда-нибудь в жизни не врал.

Выходим. Уже "Университет".

Они идут рядом. Он обнимает ее и поворачивает к себе.

Как ни странно, но я тебя до сих пор тебя люблю.

Та иди ты. Ты мне уже надоел.

А мне надоели эти глупые разговоры. Пора действовать.

Ты о чем?

Сейчас увидишь.

Он прижимает ее к стенке в метро, медленно наклоняется и их губы соприкасаются. Юра нежно проводит языком по влажным губам. Светино упрямство постепенно исчезает. Она начинает отвечать его желанию и их поцелуй с каждым движением становится более страстным и огненным. Они тайно мечтали об этом год.

Юра, нам пора.

Конечно. Извини за прошлое, я обещаю исправится.

В училище им все удивлялись глаза сияют и излучают любовь. Они проходят в маленький коридорчик и начинают повторять действия в метро. Они рады друг другу, как никогда раньше.

Поцелуи переходят в петинг (Хорошо в коридоре никого нету). Он приподнимает ее прозрачную кофточку, поглядывает на ее возбужденные и выделяющиеся соски, переводит взгляд и заглядывает в глаза, в которых большими печатными буквами можно прочитать "Я ТЕБЯ ХОЧУ".

Юрины губы касаются по очереди каждого соска, и эти движения приводят Свету в восторг. Она чувствует быстрое приближение оргазма и начинает издавать звуки, которые напоминают мурлыкание.

Через некоторое время они оказываются в спортзале.

Юра, мне надо идти за справкой.

Я подожду тебя здесь.

Внезапно оказывается, что он находится возле качелей, на которых сидят прекрасные грудастые девушки. Он начинает с одной из них разговаривать и в это время по лестнице спускается Светлана.

Увидев общество, в котором находится ее парень, она резко поворачивается и бежит вниз по лестнице.

Света, ну ничего ж не было!

От этого крика Юра проснулся. Как жаль, что это был сон.

Весь день Юрий продумывал ночные события. У него не получилось со Светой встречаться без неприятных инцидентов даже дня. Интересно получается.

Его веки сомкнулись, тело почувствовало приятное расслабление.

Света, подожди! Мне надо с тобой объяснится. Я и так уже все поняла, но выслушивать твои оправдания я приготовилась.

У меня с этими девушками ничего не было. Мы разговаривали о погоде.

Да, Юра, конечно. О погоде, о звездах, о птицах. Все, с меня достаточно.

Подожди, не уходи. Я не хочу так по-глупому расставаться. Давай это все забудем и пойдем пройдемся, подышим воздухом, зайдем в кафешку, пообщаемся.

Ладно. Как всегда ты меня уговорил.

Юра берет девушку под руку, и они идут уже по Крещатику. На улице давным-давно мерцают звезды, на небе появился бледный месяц. Пара доходит до моста. Вода в Днепре, как никогда, кажется спокойной.

Света с Юрием подходят к песочному берегу. Парень снимает с себя шолковую рубаху, кладет ее на песок, затем легкими движениями опускается на нее. Девушка присаживается к нему на колени.

Светик, я боялся, что потерял тебя навсегда.

Вначале, после нашего расставания, я очень грустила.

Все думала, что ты примешь соответственные меры для нашего примирения.

Я звонил, приезжал, но тебя всегда не было дома.

Странно, мне об этом ничего и никто не говорил.

Но теперь, я думаю, нас никто и никогда не разлучит.

Конечно, любимый. Мне нужен только ты.....

17.01.2020

Дорога на Юг (глава из романа "Океан между")

Ехать в магазин, где работала Лана, было уже поздно, и Самолетов направился прямо к гостинице, где она обитала. Свернув с семнадцатого шоссе, являющегося одновременно и главной улицей городка, на восьмую южную, он увидел название "Grand Inn". На боковой улице за гостиницей он нашел место для стоянки, припарковался и вышел из машины в необычайном волнении, смешанном с легкой сонливостью, которая не мешала, а наоборот, делала все происходящее вокруг похожим на сон.

Тепло ночи смешивалось с терпким ароматом ветерка, доносящегося с океана. Из расположенного через дорогу луна-парка доносились крики и смех еще не угомонившихся посетителей. С идущей вдоль океана соседней улицы, залитой ярко-желтыми огнями, доносились популярные этим летом музыкальные ритмы, басами вырывающиеся из окон проезжающих автомобилей. Все вокруг было расслабленно, весело и беззаботно.

Отель представлял собой двухэтажное строение в форме буквы "П" с одной укороченной ногой, окрашенное в салатный и белый цвета, типичные для здешних курортных городков. Входы в номера были расположены на галереях, опоясывающих отель снаружи, а окна и балкончики апартаментов выходили в уютный внутренний дворик с полукруглым бассейном и симпатичным садиком со скульптурами.

Со стоянки автомобилей в гостиничный дворик вел боковой проход, возле которого стояло несколько молодых людей с блестящими глазами выпивох и с пренебрежением в одежде местных бомжей. Один из них, имевший маленький рост и роскошные усы, посмотрел на Самолетова особенно внимательно впрочем, без всякого подозрения; скорее, дружелюбно-сочувственно.

Никита давно понял, что стиль одежды в местных условиях ничего не значит: здесь в протертых джинсах, шлепках и выцветшей рубашке, завязанной узлом на пузе, может ходить и опустившийся бродяга, и владелец самой роскошной гостиницы на побережье.

Остановившись перед проходом, Никита попытался понять, с чего начать поиск нужного ему двести одиннадцатого номера. Спрашивать у местных ему почему-то не хотелось, как не хотелось бы разведчику, проникшему за линию фронта, спрашивать дорогу в штаб у вражеского патруля. Зная, что первая цифра, скорее всего, означает этаж, Никита под любопытными взглядами отдыхающей компании прошел на лестницу, ведущую на верхнюю галерею, и начал блуждания по лабиринтам гостиницы как скоро выяснилось, совершенно с нулевым результатом: расположение номеров не укладывалось ни в какую систему или последовательность.

Во время своих поисков он несколько раз пересекал внутренний дворик, каждый раз проходя мимо бассейна, в котором, несмотря на поздний час, кто-то плескался. В какой-то момент он увидел, как пловец выбрался на берег и в свете яркой луны стал обтираться полотенцем возле расположенных у бассейна лежаков. Это был хорошо загоревший и прекрасно сложенный молодой человек с темными вьющимися волосами. Лицо его было настолько красиво, что Никита на секунду опешил: глядя на подобных юношей, начинаешь понимать гомосексуалистов.

Этот человек показался Самолетову чем-то знакомым. Что-то выдавало в нем представителя его далекой родины. Самое удивительное, что при этом на нем даже не было одежды, по которой это можно было бы определить. Но что-то неуловимое в его поведении и выражении лица говорило, что Никита не ошибся. Вглядевшись в его лицо, он узнал в нем того самого молодого человека, который встретился ему в университете, когда они с Ланой ездили за билетом.

Парень мельком взглянул на Никиту, влез в свои сандалии и, продолжая на ходу вытираться полотенцем, скрылся в одном из многочисленных переходов отеля.

Неожиданно Самолетов подумал о Лане: "Она живет в одной гостинице с таким красавчиком, да еще является его соотечественницей. Он гораздо моложе меня, а что касается привлекательности, то тут даже и сравнивать нечего. Будь я на ее месте, непременно бы влюбился. А живут они под одной крышей уже не один месяц".

Поняв, что если и дальше так пойдет, то он проблуждает до утра, Никита с большим трудом нашел проход, откуда он начал свое путешествие, и снова очутился на стоянке автомобилей. Компания выпивох уже поредела, но тот, усатый, был еще там. Он сам его окликнул:

Эй, сэр, вы что-то ищете?

Да. Мне нужен 211 номер, ответил Никита.

Ах, вот оно что! Усатый говорил так, будто ему все давно известно: и про Лану, и про то, зачем Никита сюда нагрянул. Вы случайно ищете не ту светловолосую русскую девушку, что живет в этом номере?

Да, именно ее, усатый нравился Никите все меньше и меньше."Кто он такой и почему так хорошо осведомлен о том, где живет Лана?"Ее, кажется, зовут Лана?

Да, именно так.

Тогда вы зря ее здесь ищете.

Почему?

Потому что ее здесь нет, казалось, усатый был страшно доволен, что ее нет и что Никита все больше и больше злится.

А где она?

Еще час назад ушла на дискотеку в клуб "Yesterday".

И далеко этот клуб? в замешательстве спросил НикитаНе очень. На двадцать первой северной.

Спасибо! поблагодарил добровольного помощника Никита и быстро направился к машине.

Пожалуйста, сэр! Ее с подругами повез туда сын хозяина магазина, где она работает, продолжал информировать его вдогонку усатый пьянчуга, радуясь то ли своей осведомленности, то ли просто от полноты жизни.

Клуб "Yesterday" Никита нашел без труда, так как уже проезжал мимо по пути к гостинице и запомнил его по ярко горящему неоном названию и толпе молодежи у входа. Припарковав машину на клубной стоянке, Никита вошел в просторный внутренний холл. На его попытки предъявить охраннику ID или заплатить за вход тот лишь махнул рукой: мол, иди уж так; видим, что ты здесь случайно и вроде бы безопасен. В непередаваемом волнении Никита вошел в огромный танцзал, обрамленный по периметру вторым ярусом со столиками. Тут же из охрипших динамиков по ушам ему ударил мощный драйв, в котором из всей музыки можно было различить только ритм, а глаза ослепил свет вращающихся под потолком цветомузыкальных прожекторов.

Немного освоившись, Никита начал всматриваться в толпу подростков, танцующих на приподнятой над полом площадке в центре зала. Как и положено подобным клубам, на двух высоких возвышениях по краям площадки почти под потолком извивались в танце две стройные девушки-заводилы в эротичных черных коротких платьицах, темных чулках и черных ботиночках на высоком каблуке. Поначалу Никите показалось, что в одной из них он узнал Лану очень уж похожей была фигура и манера танцевать но, присмотревшись, понял, что ошибся.

Просеивание взглядом постоянно двигающихся в мигающем свете сплетающихся тел ничего не дало. "Может быть, ее здесь уже нет?" подумал Никита. Однако вскоре ему пришла в голову простая идея: необходимо расслабиться, купить пива и подняться на второй ярус, чтобы с балкона не торопясь рассмотреть толпу. Ночь впереди длинная, тем более, что деваться ему все равно некуда.

Он прошел в соседний зал, представлявший собой большой бар, где посетители могли перевести дух, отдохнуть от шума и утолить жажду за столиками. Бармен спросил его ID, чем сильно польстил его глубокому совершеннолетию, и, взглянув на странный паспорт Самолетова, не моргнув глазом налил ему на пять долларов пива в большой пластиковый стакан.

С пивом в руках Никита вернулся в танцзал и поднялся на второй ярус. Он занял прекрасный наблюдательный пункт за столиком возле металлической перегородки, окинул наполненный шумом и дымом зал, в котором носились свет и тени, и хлебнул пива. В следующую секунду его чуть не вывернуло. Самолетов уже привык, что в танцевальных клубах под видом пива продают подкрашенную желтым кислую водицу, в простонародье именуемую мочой, но в этом клубе администрация уж слишком рьяно заботилась о трезвом образе жизни подрастающего поколения. Никита брезгливо отставил стаканчик и стал внимательно изучать происходящее внизу.

Он практически сразу увидел фигурку, которую не спутал бы ни с чем на свете. Лана была одета в белую маечку и короткую юбку-шорты с игривым разрезом на боку.

Она танцевала захватывающе. Движения ее тела были просты и даже экономны, но в них заключалась такая сексуальная энергия, такой интимный призыв, что у Никиты перехватило дыхание. Ее плечи, грудь, бедра и ноги, казалось, излучали в окружающее пространство завораживающие чувственные волны, и она не прикладывала к этому ни малейших усилий. Этому нельзя научиться, так можно только чувствовать.

Она танцевала в толпе и в то же время в полном одиночестве. Присутствующие в зале молодые люди, судя по всему, тоже заметили гибкую сексапильную блондинку, которая, казалось, через движения дарила роскошь своего тела всем окружающим. Каждые пять секунд к ней подтанцовывал какой-нибудь юноша и пытался соединить свои движения с ее танцем. Вокруг Ланы скопилось уже с десяток подобных искателей ее расположения, но она продолжала танцевать в своем публичном одиночестве.

Внезапно она как будто почувствовала, что за ней наблюдает некто не относящийся к окружившим ее зеленым крепышам. Она остановилась, словно очнувшись ото сна, огляделась вокруг, пытаясь понять, откуда идут смущающие ее волны, после чего соскользнула с танцевального подиума и направилась к выходу. Никита бросился к лестнице и успел заметить, как Лана, выйдя в холл, исчезла за дверями туалета.

Что ж, оттягивать встречу дальше было глупо. Никита спустился в холл и встал напротив женского туалета.

Сэр, не хотите ли купить кукурузы? неожиданно обратилась к нему симпатичная американочка с преувеличенно приветливым взглядом, продающая в холле попкорн.

Нет, спасибо, мне сейчас не до кукурузы, широко улыбаясь, ответил Никита и тут же краем глаза заметил или, скорее, почувствовал, как дверь туалета открывается и на пороге появляется ее сияющая разгоряченная танцами аура.

Каково же было изумление продавщицы попкорна, когда она увидела, как только что вышедшая из туалета девушка в короткой юбке с визгом дикого восторга, перемежаемым словами на непонятном языке, с разбегу прыгнула на интересного мужчину, с которым она только что разговаривала, обхватив его ногами за талию. Мужчина едва устоял на ногах, потом закружил ее вокруг себя, смущенно улыбаясь, одновременно пытаясь поцеловать ее в смеющийся ротик.

Наконец Никита держал в руках ее невесомо-упругое тело.

Самолетов, ты здесь! в восторге кричала она, крепко обнимая его за шею.

Она всегда его называла по фамилии; впрочем, это совсем не смущало Никиту и даже нравилось ему.

Она разжала ноги, сползла по нему на пол и, не отпуская своих объятий, прильнула к нему долгим влажным поцелуем. При этом он почти физически ощущал скрещенные на них взгляды всех присутствующих в холле американцев.

Самолетова всегда смущало бурное проявление интимных чувств на людях. С другой стороны, ему нравилось быть в центре внимания, а еще больше нравилось то, чем это внимание вызвано. Несколько растерянно он отстранил от себя Лану и проговорил, сияя от счастья:

Поехали!

Куда? в недоумении подняла свои тонкие светлые брови Лана.

Все равно куда. Главное, чтобы там не было людей.

А как же мои подруги? Мы же вместе пришли!

Такие вопросы всегда ставили Никиту в тупик. С одной стороны, Лана проявляла к нему бешеные чувства, а в тоже время думала о каких-то подругах, которые и сами могут прекрасно о себе позаботиться.

Они уже ушли, не моргнув глазом, соврал он, как умел, совершенно не заботясь о последствиях своего безобидного вранья.

Да? полуутвердительно-полувопросительно сказала Лана. Ну, хорошо, поехали.

Как он любил в ней эту совершенную податливость, которую она распространяла только на него!

Взявшись за руки, они вышли из клуба, который уже закрывался. Толпа молодежи разбирала со стоянки машины, полностью забивала их молодыми жаждущими любви телами и, включив погромче автомагнитолы и CD-проигрыватели, разъезжалась по своим отелям.

Она даже не удивилась, увидев его симпатичный "Додж Неон". Однако, оказавшись внутри, радостно проворковала:

Как здорово все-таки иметь автомобиль! Ты просто молодец!

А еще лучше, когда в автомобиле сидит рядом такая удивительная девушка как ты, добавил Никита и тут же прильнул к ее полуоткрытым губам.

Его сознание, измученное долгой дорогой и перевозбужденное происходящими событиями, казавшимися восхитительным сном, готово было взорваться от переполнявших его чувств. Его рука скользнула вниз к ее ногам, где он, к своему восхищению, нашел самый горячий в буквальном смысле отклик на свои прикосновения. Он попытался найти застежку у прячущей ее бедра тряпочки, но это оказалось не так-то просто.

Подожди. Что ты делаешь? слабо запротестовала она.

Я хочу тебя. Я не держал тебя в своих объятиях миллион лет.

Я тоже, солнышко мое. Но не здесь же!

Хорошо, отстранился от нее Никита, с трудом стряхивая с себя восхитительный хмель помешательства. Поехали куда-нибудь.

Куда?

Туда, где нет людей, предложил Никита, даже не представляя себе масштабность проблемы: как найти укромное место в три часа ночи в курортном городе в разгар сезона?

Я знаю такое место, воскликнула Лана, не меньше него дрожа от нетерпения. Поехали к океану, на пляж, там должно быть сейчас пустоСамолетов вырулил со стоянки клуба и направился к Тихому океану, шумевшему всего в двух кварталах отсюда, сплошь состоящих из отелей, ресторанчиков, магазинов и расчерченных под автомобили платных парковок.

Бросив машину на стоянке, принадлежащей одному из красавцев-отелей, стоящих вдоль уходящей вдаль линии пляжа, они взялись за руки, держа в свободной руке снятую обувь, и пошли по деревянному помосту на шум пока еще невидимого океана. Перепрыгнув через веселый фонтанчик для омовения ног, они погрузили ноги в охлажденный ночной прохладой песок.

Ни звезд, ни Луны не было, и океан надвигался на них как огромная черная пропасть, издающая гул и шипение от самого горизонта. И чем ближе они подходили к линии, отделяющей две части земли обитаемо-освещенную и пугающе-черную тем больше их захватывала дикая стихия. Как только они дошли до утрамбованного волнами и плотного, словно бетон, песка, Лана неожиданно вырвала свою руку, раскрутив, подкинула свои туфли вверх, а сама бросилась бежать в сторону края земли, мелькая маленьким белыми пятками. На какое-то мгновение Никита даже испугался, что сейчас эта колышущаяся испускающая вздохи стена поглотит ее волшебный силуэт, и он останется один на совершенно чужом берегу. Бросив свои сандалии, он кинулся ей вслед, едва справляясь с головокружением, происходящим от бегущей навстречу белой пенящейся линии волн.

Берег уходил вниз полого, так что ему пришлось достаточно долго бежать по мелкой воде, пока он сумел догнать Лану. Казалось, они остановились посреди океана. Их одежда намокла снизу, но в объятиях друг друга они не чувствовали ни холода, ни усталости. Они были охвачены восторгом от встречи после долгой разлуки на другом краю земли и воды, который сейчас казался им самым родным и близким местом на свете.

Господи, как я счастлива, что ты приехал! еле сдерживая дыхание, чтобы не задохнуться от волнения, сказала она.

Господи, как я люблю тебя за то, что ты такая! в восторге, перекрикивая шум волн, закричал Никита. Можно, я сейчас спрошу у тебя одну вещь?

Лана немного напряглась, понимая, о чем он может ее сейчас спросить. Никита заглянул ей в лицо. Несколько брызг соленой воды попало на него; впрочем, это могли быть и слезы. "Нет, решил он про себя, не буду портить такую ночь глупыми расспросами о ее замужестве. Если захочет, сама все расскажет".

И он спросил:

Ты любишь меня?

Да!

Спасибо! он закрыл глаза от нахлынувшего блаженства. Если бы ты знала, как давно я хотел спросить тебя об этом!

Самое ужасное, что тебе такого ответа достаточно, вдруг грустно произнесла Лана.

Почему ты так говоришь? в свою очередь насторожился он.

Потому что наши встречи становятся все реже и реже, а любовь все сильнее и сильнее, и, похоже, тебе это нравится.

Совсем нет! запротестовал он, с чего тебе взбрело такое в голову?

Я все больше понимаю, что успех наших отношений именно в том, что мы так редко встречаемся.

Никита изучающе посмотрел ей в лицо. Он отвык от ее простых, но точных мыслей.

Господи, какая же ты у меня!.. воскликнул он.

Какая?

Ты... ты... ты вообще не укладываешься ни в какие рамки! Честно скажу: я до сих пор не верю своим глазам, что в моих объятиях такая удивительная девушка и я могу делать с нею все, что захочу. Я бесконечно благодарен судьбе за то, что она подарила мне тебя. В тебе собрались самые удачные женские черты.

Прекрати, Самолетов. Ты меня захвалишь, и я испорчусь.

Тебе это не грозит.

Почему?

Потому что умную женщину нельзя испортить, испортить можно только глупую. Сначала я думал, что ты великолепная любовница, потом я решил, что ты будешь хорошей матерью моих детей, а теперь я вижу, что ты просто очень мудрая женщина.

Я не мудрая, я просто больше тебя люблю...

Эти слова стоили многого. Никита резким движением поднял ее на руки и закружил на одном месте, не обращая внимания на ее крик то ли притворного страха, то ли восторга. Потом прильнул к ее устам с привкусом океана и понес из воды на берег.

Дойдя до сухого места, он аккуратно опустил ее на песок и прижался к ней как можно крепче, вспоминая своим телом каждый изгиб ее фигуры.

Она тоже прижалась к нему, и, почувствовав своими бедрами его напряженную плоть, вдруг будто провалилась в обморок, шепча почти в забытьи: "Как я по тебе соскучилась!"Затем она сползла по его телу вниз, оказавшись перед ним на коленях.

Никита в совершенной растерянности ощутил, как кто-то внизу расстегивает молнию его шорт и освобождает то, что уже давно требовало освобождения. Он оглянулся вокруг и только сейчас понял, насколько идея о пустынности пляжа в этот час была сыровата.

В легкой туманной дымке, подсвеченной мистическим фиолетовым светом мощных галогеновых прожекторов, установленных на крышах гостиниц, на огромном пространстве пляжа среди вышек службы спасения вдруг обнаружилось множество движущихся одиноких и групповых теней.

Никита прижал беснующуюся внизу Лану к себе, стараясь как бы замаскироваться и образовать одну тень остановившегося в размышлениях у океана человека.

Дурочка, нас арестует полиция за оскорбление общественной морали! воскликнул он и попробовал поднять ее с колен, но, похоже, ей было уже все равно. Он знал за ней эту особенность терять голову полностью и безвозвратно, когда она входила в раж. Иногда его это пугало, однако потом ему даже стало нравиться это путешествие за грань общественной морали. Он даже начал находить удовольствие в том, чтобы заниматься этим на глазах у случайных свидетелей Самолетова до безумия смешило выражение их любопытно-испуганных лиц.

И тут случилось то, чего он и боялся: со стороны отелей на пляж вышла на прогулку целая семья, состоящая из нескольких взрослых и двух детей. Люди радостно о чем-то разговаривали, дети рвались к океану и здесь они, к полному своему ужасу, заметили странную пару, стоящую у них на пути.

Удивительно, но больше пугаются и испытывают внезапное чувство стыда не те, кого застигли за неприкрытым развратом, а те, кто случайно на них наткнулся.

Вся семейка, включая американских детей, потрясенно умолкла и, словно обходя невидимую стену, окружающую любовников, двинулась поскорее прочь.

Никита, чувствуя дикую неловкость и одновременно едва сдерживая смех, поднял с колен потерявшую голову девушку и изо всех сил прижал ее к себе, чтобы она не могла и пошевельнуться.

Тут нам не дадут, попробовал привести ее в себя Самолетов.

Я сейчас взорвусь, как я тебя хочу! не унималась она и попробовала снова опуститься на колени.

Предлагаю вернуться к машине, решительно сказал Никита, и найти более укромное место...

16.01.2020

утро

Эльбу разбудил мерзкий звук телефона. Да, мерзенько подринькивающий, он поднял ее из уютной теплоты кровати и потащил в другой конец комнаты.«Что ж за гений то придумал телефоны? В яму бы его или на дыбу!» нельзя сказать, что такие мысли здорово утешали Эльбу, но справедливое возмущение удовлетворяли.«Да, да, да!!! Ошиблись, ну как же иначе?!?! Вот …!!!» надо сказать, что Эльба знала разные слова, в том числе и на языке давно утерянных цивилизаций, и не упускала случая их вставить.

Эльба потянулась обратно к постели. Она предпочитала спать нагишом, дабы ничто не стесняло молодого тела. Все эти пуританские пижамки, бабушкины сорочки навевали скуку. У Эльбы было красивое тело, состоящее из изгибов, ямочек и выпуклостей. Ей нравилось чувствовать на коже прикосновение мягких лапок плюша, холодного шелка и обволакивающего гипюра. Вот и сейчас, пробравшись обратно под теплое еще одеяло, она потянулась всем телом, выгнула спинку и сладко заурчала кошкой. Эти моменты пробуждения с утра для Эльбы были самыми сладостными.

Глянув на часы, вздохнув и в очередной раз спросив в пустоту « Ну и кто придумал пунктуальность и зачем ввел ее в обращение?», лениво свесила ножки с кровати. Розовые пяточки уперлись в ковер, потянулись и понесли Эльбу в душ.

Горячие струи ударили по плечам, по спине, пролились на грудь и продолжили свое путешествие вниз к бедрам. Помогая себе рукой, Эльба легкими движениями нанесла гель на кожу. Помассировав плечи, Эльба занялась грудью. Грудь, (как там говорят, что б в руку помещалась?), с коричневым бутоном соска, всегда быстро отзывалась на ласку. И сейчас, под ловкими пальцами, Эльба почувствовала, как сосок твердеет, а низ живота приятно потягивает знакомое чувство возбуждения. Проведя рукой по животу, спустившись ниже, она нашла то, что так жаждало прикосновения, и тихо провела пальцем вовнутрь. Легкими движениями Эльба двигалась дальше, найдя остов наслаждения, скользнула по нему и начала сумасшедший ритм танца. Сорвавшийся стон потерялся в плеске воды. Эльба продолжала потирать свой остовок, не забывая массировать напрягшиеся соски.

Блуждая струей воды по телу, лаская горячую кожу руками, Эльба как обычно забыла о времени. От этого приятного занятия ее оторвал вовремя заведенный будильник. Быстро ополоснувшись, она выскочила из душа, и, завернувшись в мохнатое полотенце, побежала на кухню. Черный кофе, стакан сока традиционно ждали своего часа быть сделанными и предложенными хозяйке. «Может завести повара, будет меня с ложечки десертами кормить» подумалось Эльбе «да и спинку потереть, ну и все остальное …»Эльба фантазировала бы и дальше, да к ее счастью и не меньшему счастью ее работодателя закипел чайник, и приготовление кофе уже не было причин откладывать.

Сок, приятной прохладой проникая вовнутрь, не преминул свести утренние водные процедуры на нет, и расплескался по шее и груди. Слизнув сладкую жидкость с груди, Эльба ополоснула сладкие части и отправилась к серванту.

В одежде, как и в остальном, Эльба любила контрасты. Строгая оболочка должна содержать под собой непристойное распутство или наоборот, показная страстность таить некую холодность. «Так, кого будем сегодня обольщать? Работу али займемся толпой?» Эльба вспоминала свой распорядок дня «Встречи, встречи, встречи… Нет, сегодня будем строги и неприступны» решила она и потянулась за шелковыми чулками.

Маленькие трусики с тоненькими планочками-шнурочками, кружево лифа и ажурная резинка чулок все это завораживало Эльбу. Закрыв все это черной строгостью костюма, слегка подкрасив губы, она проскользнула в туфли-шпильки и, брызнув Trussardi на запястья и в ложбинку груди, скользнула за дверь.

Идя по улице и чувствуя, как резинки чулок нежно обхватывают бедра, а кружево лифа потрагивает соски, Эльба рисовала горячие сцены совсем не рабочего содержания

15.01.2020

стихи

Пишу, сойдя с небес на землю,Порнографический пассаж.

В нем расскажу о том как дремлет Желаний скрытых вернисаж.

Вот юноша... он очень грустен,Он видит девы нежный стан,Он пылок, чувственен, искусен,Член его словно великан.

Член встал, кода лихая дева Под сенью древ в тени дубрав,Освободила свое тело,Убор одежды тонкой сняв.

Дойти до речки захотела,Но мысль нежданная пришла,Она, рукой погладив тело,Под крону дуба подошла.

Она была великолепна:

Промеж прелестных ног ее Светилась зорька вечеренна,И нежный пух венчал ее.

Вот палец, тонок и прелестен,Коснулся цвета красоты,А нежный рот, как ценный перестынь,Блаженства приобрел черты.

Укрылся отрок вдохновенный За толстым дубом и потом,Увидя лоно вожделенно,Полез под ризу кулаком...

А дева, девственна, блаженна,Прилечь устроилась под сонм Того же древа зелененна,С другой, из двух его сторон...

Был юноша до боли в горле Прекрасной девой возбужден,Задвигалась рука в подоле,Издался наслажденья стон...

Что дева? Дева встрепенулась,Спросила: , а потом,Как птица, за древо метнулась С зубами сжатым языком.

А юноша, стыдом пылаем,Предстал пред ней за древом тем,И член его упруг, прекрасен В руках лежал и был нетленн.

Для них обоих неизвестен взаимной ласки был огонь,А юноша был столь прелестен,Что дева издала лишь стон...

Из лона девичья сочиться Зачил ее блаженный сок,И грудь, готовая налиться,Зарделась заревом сосков.

Стояли несколько мгновенийОни друг друга супротив,А член стоял, и грудь горела,И жажда обуяла их.

Вот юноша, собрав сознанье,К прелестной деве подступил,Руками член обвороженный Ей в лоно ловко засадил!

И начались любви стенанья.

Ее он нежно лобызал.

Низверглись все стыда терзанья.

Он грудь ей пальцами ласкал...

Потом, когда ее челены Ему наскучили слегка,Он ртом начал, а то и членом,Ласкать два розовых соска.

А дева, страстью пленена,Внимала ласок обожанью,Вдруг, прекратив на миг стенанья,Могучий пенис в рот взяла!

И тут же чуть не захлебнулась:

Молочно-белая волна Ей губы, нос, глаза и уши Облила, словно из ведра..

13.01.2020

Мэри

Первое что поразило Мэри как только она с мужем сошла на берег абсолютно неприкрытые огромные члены их носильщиков местных индейцев. Мэри было 25 лет. Она и у себя дома, в Англии, не очень-то любила путешествовать, так что эта ее поездка с мужем миссионером была первой ее серьезной поездкой. Хамские шуточки матросов, когда она прогуливалась по кораблю без мужа, она еще могла терпеть, но эти члены...

Джон, прошептала она, посмотри, они совсем не стесняются.

Дорогая, здесь такое в порядке вещей. Нам еще предстоит приобщить этих язычников к цивилизации, ответил ей муж.

Пока они не найдут себе приличный дом, им предстояло пожить у дальнего родственника Джона, который был губернатором этой провинции. Он жил в огромном доме с множеством слуг. За ужином разговоры шли о европейских делах, политике, моде. Обсуждали возможность начала войны с Испанией. После ужина домочадцы губернатора занялись своими делами, предоставив гостей самим себе. Тяжело переносящий морские путешествия Джон сразу лег спать. Мэри воспользовалась этим и решила прогуляться по дому. Она вообще любила изредка побыть вдали от мужа, или хотя бы погулять в одиночестве. Неожиданно ее внимание привлек какой-то приглушенный шум, доносящийся из кабинета губернатора. Подстрекаемая любопытством, она заглянула в замочную скважину. То что она увидела, заставило ее вначале отпрянуть, а затем, поколебавшись мгновение, вернуться к наблюдательному отверстию. Губернатор яростно содомировал прекрасную молодую негритянку, стоящую перед ним на четвереньках. Ее сиськи подпрыгивали и колыхались в такт ритмичным движениям губернатора. Судя по приглушенным стонам, член губернатора буквально разрывал ее задний проход. Но губернатор не обращал внимания на всхлипы своей новой горничной, изнывающей под натиском его органа. Казалось, ее причитания возбуждали его еще сильнее, и он с новой энергией задвигал свой член в узенький анус негритянки, заставляя ее сжиматься от боли. Неожиданно для себя, Мэри почувствовала, что начинает возбуждаться от всего увиденного. Ее рука сама потянулась к промежности. Она не отрываясь смотрела на губернатора и служанку, сама, тем временем, орудуя пальчиком у себя между ног. Очень скоро ее палец стал влажным, и она поняла, что приближается к оргазму. Это было так необычно. Она испытывала оргазм с мужем, но вот так, подглядывая в замочную скважину, никогда. Мэри возбуждало даже не столько происходящее за дверью, сколько сама ситуация. Молодая жена священника мастурбировала, задрав платье, наблюдая за изнасилованием. Все эти мысли отвлекли ее от наблюдения, она оперлась на стену, и прикрыла глаза. В это мгновение открылась дверь. На пороге стоял губернатор.

Так, дорогая, значит ты испытываешь удовольствие подглядывая за другими? Бедный Джон тебя уже не удовлетворяет?

Мэри густо покраснела, но даже не расслышала слов: губернатор стоял перед ней с совершенно голый, а его член! О, этот член! Он был такой огромный! Гораздо, гораздо больше, чем у ее Джона! Тут до Мэри дошло, что она тоже голая ниже пояса. Она попыталась прикрыться, но губернатор остановил ее, и, не обращая внимания на робкое сопротивление, потащил в комнату. Там, не тратя время на прелюдию, он просто толкнул ее на кровать и тут же начал задирать юбку. Когда Мэри почувствовала его руки у себя в промежности, ей хотелось умереть от стыда. Но на смену рукам пришел член губернатора, он вошел в нее сразу и глубоко. И Мэри не смогла больше думать ни о чем другом, кроме заполнявшего всю ее куска мяса. Но она слишком возбудилась еще за дверью, и теперь, к ее удивлению, к боли стало примешиваться наслаждение. Она перестала сопротивляться, и казалось, ее влагалище откликнулось на это. Член губернатора перестал причинять ей боль, напротив, каждый раз, доставая до самой матки, он заставлял ее замирать в блаженном восторге. Но это не могло продолжаться долго, оба они были слишком возбуждены. И вскоре Мэри кончила с судорогой удовольствия. Ее влагалище рефлекторно сжалось, заставив член губернатора тут же разрядиться в нее живительной жидкостью. Мэри почувствовала легкое разочарование, когда губернатор вытащил из нее свой член целиком, но поняла, уже слишком поздно, ей пора идти к мужу, если она не хочет, чтобы он ее хватился. Она полежала еще немного и тут услышала приказ губернатора горничной, помочь госпоже оправиться. Значит эта горничная все это время была тут, и видела, как Мэри бесстыдно кончала под родственником мужа! Мэри нашла в себе мужество спросить у губернатора.

Я надеюсь, эта девушка никому не расскажет про то что произошло здесь?

Про вторую часть представления, точно никому, ободрил ее губернатор, но Мэри почувствовала небольшой укол ревности. Ведь губернатор воспользовался ей только после того как обнаружил у себя под дверью полуголую, а негритянку выбрал себе для удовольствия сам. Неожиданно для самой себя, Мэри сказала.

Я хотела бы, чтобы эта девушка прислуживала мне, пока мы с Джоном у вас в гостях.

Что ж, хорошо, ответил губернатор, возможно, он в тот момент представлял, что было бы не плохо поиметь этих двух шлюх обеих сразу.

Вернувшись к себе, Мэри сразу направилась в ванную комнату, на ходу ответив на вопрос Джона, что она просто гуляла. Мэри сняла платье. Вид ее киски не оставлял сомнений, в том, чем она только что занималась. Ложиться в постель с Джоном было еще рано.

Джон, может быть прогуляемся по саду, сейчас такой чудесный вечер? постаравшись придать голосу непринужденность, произнесла Мэри.

Конечно любимая, мы с тобой давно не гуляли вместе по суше, тут же ответил ей Джон

12.01.2020

волшебные пилюли

Мне 28 лет, я самая обыкновенная симпатичная девушка, но однажды с со мной произошел случай, который внес в маю жизнь не стандартные и волнующие воспоминания.

У нас с Димой, это мой приятель, есть знакомые Ольга и Сергей. Нас связывала с ними деловые отношения Димы с Сергеем, и тот факт, что живут они рядом. Также мы часто ездили вместе на их авто отдыхать за город, а в праздники частенько собирались, у кого ни будь дома, и закатывали добрую пирушку.

На одной из таких пирушек случилось нечто, если бы кто ни будь мне сказал, что такое произойдет с со мной то я бы в это и не поверила.

Все начиналась, как обычно, Дима сходил в магазин я накрывала на стол и прибиралась в квартире, не один раз созванивались с Ольгой и Сергеем уточняя, что они принесут и когда они придут сами. Когда все мы собрались тут время полетело быстро и шумно. Смех, музыка танцы все было классно и здорово. Уставшие от динамичного начала мы рухнули на диваны и кресло и тут Сергей, заметив нашу усталость, предложил нам некое тонизирующие средство в виде вытянутых, желтых пилюль. Сказав, что это тонизирующие средство разработано в США для армии. Я, честно говоря, не хотела их глотать, но уверенность Ольги и моего Димы, с какой простатой они проглотили их, я не решительно, но последовала за ними. С первой же минуты я начала прислушиваться к себе, какое действие окажет эта пилюлька, но быстро отвлеклась от этого и перевела свое внимание на спор между Димой и Сергеем. Они говорили о сексе и прочих вещах, об откровенных и чувственных женщинах. Ольга в разговоре участвовала тоже и была даже через щур откровенна. Вступив в эту беседу, я отстаивала более пуританские взгляды и через некоторое время суть беседы сконцентрировалась на мне. Спор продолжался бы долго, но Сергей, посмотрев на меня очень пристальным взглядом сказал мне неужели ты сома не понимаешь, как ты закомпликсована и не позволяешь получить удовольствие ни себе не Димке .

На это я не смогла ответить и вскочила, а он продолжал, но правда, изменив тон. Он начел говорить мне комплементы про маю фигуру, ноги, про мягкость моей груди. В тоже время меня держал за руку Дима, а Сергей не останавливая свои сладкие речи, подходил ко мне. Тогда я не понимала что пилюлька Сергея начала оказывать свой эффект на меня и тем самым я будто пот давалась его словам. Он говорил про маю шикарную попу, и я сразу чувствовала в ней приятное напряжение, говоря о моей талии и то, что любой мужчина мечтал бы держа ее в своих руках насаживать ее на свой член. В голове проносились тысячи картинок с развратными интимными сценами, головокружительные позы приходящие мне в голову прогибали мое тело и когда я отвлеклась от них я обнаружила себя в очень заведенном состоянии. А самое главное, что мой Димочка залез мне под юбку и стягивает с меня трусы, а Сергей, приблизившись ко мне в плотную не останавливая свой монолог одной рукой массирует мою грудь, а другой мою попу.

Тем временем, я сама готова выпасть из одежды на встречу их рукам и губам. Двигаясь в такт и слушая все что, говорит Сергей, я вспомнила с ужасом про Ольгу как она простит мне проснувшуюся мое распутство и что я с великой жадностью держусь за член ее мужа. Не сразу я нашла взглядом Ольгу, которая, разбросив ноги на подлокотники кресла и, задрав сваю юбку, под которой не чего не было жадно терзала свой клитор. То беспокойство, которое меня поразило, что я трогаю за интимные места чужого мужа, меня побудило с силой отпрянуть от мужчин и броситься на колени перед Ольгой. Чувствуя эту вину перед ней, я начала вымаливать у нее прощение, совсем не понимая что, происходит по настоящему. Не знаю, сколько я так стонала и что я ей говорила, но меня остановило только одно, когда Оля железным и грубым голосом приказала мне Лижи сучка. За ее предложение я уцепилась очень быстро и меня крайне удивляет тот факт, что я быстро сообразила что лизать, и как лизать.

Все в голове перемешалось в одну кучу, но на вершине этой кучи сидела большая и жадная похоть. Я лизала и вылизывала, Оля хватала меня за волосы и как бы всаживала мой рот в свою промежность. Как только мой язык входил в ее киску то я чувствовала, что из моего влагалища текла целая река, которую уже кто-то ублажал. Приподняв свои глаза я увидела, как мой Димочка вставляет Оленьке в рот свой член...

11.01.2020

воспоминания

После института работу найти было трудно. Моя жена, пока еще студентка, помогала мне в поисках.

После двух месяцев безрезультатного поиска, жена нашла сногшибательную вакансию преподавателя в частном институте. Я был счастлив. Правда, брали на работу не сразу, а после месяца стажировки, если, как сказал директор, подойдет моя квалификация.

Во время стажировки я читал лекции за других, заменяя болеющих преподавателей. Через пару недель после начала работы меня пригласил шеф и похвалил мою работу, качество аналитической проработки материала, посулил мне большое будущее.

Поинтересовался, где я живу, нормальные ли условия для жизни, когда приглашу на кофе."Когда Вам будет удобно", ответил я.

Шефу было удобно сегодня, и мы поехали ко мне. По пути шеф прихватил бутылку шампанского, коньяк, конфеты, что бы не идти в гости с пустыми руками. Жена обрадовалась гостю, собралась в магазин, (в холодильнике было пусто, как и в карманах), но шеф не пустил.

Начали с шампанского, лакомились конфетами. Быстро захмелели, начали танцевать. Танцуя, шеф смеялся и гладил попку жены. Она покраснела и прятала глаза. Музыка закончилась, сели за стол. Шеф посадил жену на колени, они начали пить коньяк на брудершафт и целоваться."А что это мы без закуски", спросил шеф. Он дал мне очень крупную купюру и послал в магазин.

Гулять так гулять. Велел потратить все. Покупка продуктов заняла около сорока минут. Придя домой, я обнаружил, что за столом никого нет. Дверь в спальню была закрыта, за ней были слышны скрип кровати и стон. Через полчаса оттуда появился пьяный, раздетый шеф. У него было жирное тело и добрая веселая улыбка. Он мне сказал, что мы классные, я ему очень понравился и он настоит на том, что бы я был переведен на постоянную работу.

Слово своё он сдержал, мне дали часы. О стал наведоваться к нам чуть ли не каждый вечер....

08.01.2020

ножки

Хочу поведать вам историю, которая случилась три года назад. Я живу в одной из азиатских стран и мне часто приходится возить наших русских туристов по достопримечательностям столицы. Как то раз у меня была транзитная туристка из Москвы. У неё был всего один вечер в этом городе и она заказала вечернюю экскурсию. Было её лет 35, одета была в короткую юбку, кофточку и босоножки на босу ногу. Сразу бросился в глаза ярко оранжвый цвет педикюра. Нокотки так резко контрастировали с белизной и нежностю пальчиков и проглядывающей розоватостью пятки, что сердце моё забилось часто, и мне стало трудно сосредоточиться на самой экскурсии.

После двух часов катания по вечернему городу, мы заехали на смотровую площадку, которая находится на горе, что в центре города. Не выходя из машины, можно было наслаждаться видом сверкающего ночного города. Туристка, её звали Лена, закинув нога на ногу, пила пиво и задумчиво смотрела на мерцающие огни. Думаю, несмотря на великолепие раскинувшейся под нами панорамы, Лена успела заметить мои частые взоры на то, как она раскачивала босоножку на своей ножке. Вдруг, она сказала, что у неё затекли ноги, и спросила, не будет ли мне затруднительно помассировать её пятки. Она сказала это с улыбкой, изучающе глядя в мои глаза. Сердце моё бешенно заколотилось, я кивнул. Она скинула обувь, и протянула мне свои "сокровища".

В машине особенно ногами не размахаешься, тесно, и так и получилось, что её ножки оказались в сантиметрах от моего лица. До моего носа донёсся ароматный запах, который чуть не помутил мой рассудок. Мой член вмиг набух. Я начал мять Ленины пятки. Она, улыбаясь, смотрела на меня, и вдруг спросила:" Скажи честно, ты же хочешь поцеловать их?"-она перевела взгляд на свои ножки и лёгким усилием приблизила их к моему лицу ещё ближе. Мне стало трудно дышать. Более не спрашивая меня, Лена обе свои ноги поставила на моё лицо и стала давить всей ступнёй на нос , глаза, рот. Я задыхался и от отсутствия воздуха, и от неописуемого счастья вдыхать этот божественый аромат потных пяток и от солоноватого вкуса нежной кожи.

Лене видать тоже нравилась процедура: она толкала пальцы мне в рот, пыталась засунуть туда всю ступню, а я был счастлив и лишь шире открывал рот. Одну ногу Лена переодически опускала и тёрла мой член, который я из нетерпежа вытащил наружу. Когда я дошёл до полуобморочного состояния, Лена двумя ногами обхватила мой член и начала его дрочить. Сперма выстрелила неожиданно, и залила Ленины ступни. Мне показалось, что я умер. Лена улыбнулась, и Спросила: "как же теперь быть с этим?", подняв залитые спермой пятки, и приблизив их к моему лицу."Как насчёт того, чтобы вылизать ваши излияния"? Только что вяло лежавший член, вдруг резко набух, и я стал яростно слизывать собственную сперму с её ножек, а Лена улыбалась и подставляла мне то одну, то другую свою ножку. Через несколько минут Ленины пятки блестели, блестел и мой член, томящийся в бездействии. Лена не прекращая улыбаться, откинула спинку сиденья, перелезла на заднее сиденье, легла, и раздвинула ноги. Я вошёл в неё, уткнулся лицом в её пятки, и начал совершать то, что называется половым актом, но если раньше, это было как то обыденно, то сейчас, вдыхая арому нежной кожи, чувствуя, как пятка давит твоё лицо, как тебе не хватает воздуха, было ощущение, что это то, чего искал всю жизнь, и что это счастье! Кончил я так сладко, как никогда до этого.

На следующее утро Лена улетела. Я не смог забыть того дня, и нашёл Лену. Мы поженились! И теперь моя жизнь праздник. По вечерам, когда Лена, лёжа на диване читает газету, она кладёт уставшие за день ноги на моё лицо (я заранее пристраиваюсь в ногах дивана) и заставляет меня лизать пятки, ибо, как она говорит, это очень хорошо снимает усталость. Лене нравятся мои ласки, она даже перестала мыть по вечерам ноги, ибо как она говорит: " Ты же, мой котик, своим язычком мои пятки до блеска доводишь, что ж их ещё раз мыть". А я и рад чем немытее, тем мне больше нравиться аромат то какой! Стал делать жене педикюр.

Вот таки и живём!

07.01.2020

обнаженная в ванной

Hачавшийся еще с вечеpа моpосящий дождик к ночи пpевpатился в настоящий ливень. Тяжелые потоки воды шумели в водосточных тpубах, заглушая пpивычные звуки ночного гоpода. Влад, по обыкновению, допоздна задеpжался на pаботе и тепеpь, возвpащаясь в свою уютную холостяцкую кваpтиpку, был вынужден ехать медленнее обычного. Двоpники еле успевали сметать дождевые стpуи с лобового стекла. Уже своpачивая на свою тихую, утопающую в зелени улочку, он вдpуг с ужасом увидел пpямо пеpед капотом женскую фигуpу. В пpошлом пpофессиональный гонщик, Влад сpеагиpовал мгновенно, умело бpосив машину на боpдюp. Мощный удаp, пpишедшийся на пеpеднюю подвеску и визг тоpмозов заставил женщину обеpнуться. Выскочив из машины, Влад увидел пеpед собой бессмысленные, задуpманенные алкоголем или наpкотиками глаза, косметику, пеpемешанную со стpуями дождя и тяжелые, намокшие волосы, беспоpядочно лежащие на плечах. Hасквозь пpомокшее тонкое платье облепляло аппетитную фигуpу. Владу в глаза бpосились сеpежки с бpиллиантами, словно две дождевые капли свеpкнувшие в ушах женщины.

Вы не подвезете меня? слегка покачиваясь, обpатилась к нему незнакомка.

Мне кажется, вам стоило бы пpивести себя в поpядок, вежливо ответил Влад, никогда не теpявший хладнокpовия. Я живу тут неподалеку, вы бы немного обсушились у меня, а затем мы бы вызвали такси. А то здесь вас заметет полиция.

Женщина безpазлично махнула pукой:

Как хотите!

Ее ноги внезапно подогнулись и она пpисела на кpай тpотуаpа. Еще не совсем pастеpявший споpтивную фоpму Влад не без некотоpого тpуда довел ее до кваpтиpы. В тепле женщина несколько пpишла в себя и ее начала бить мелкая дpожь. Заметив это, Влад налил своей гостье pюмочку аpманьяка и та механически опpокинула ее, после чего оживилась, достала из доpогой сумочки зеpкальце и пpидиpчиво осмотpела лицо.

Ужас! воскликнула она плаксивым голосом. Hадеюсь, у вас есть ванна?

О да, конечно! К тому же я могу пpедложить вам халат пока будет сохнуть ваша одежда.

Пpоводив незнакомку в ванную, Влад веpнулся в гостиную. "Я даже не знаю, как ее зовут", подумал он, наливая и себе аpоматного напитка. Одновpеменно пpислушиваясь к шуму воды в ванной, почти неотличимому от шума дождя за окном, Влад включил тостеp и пpиготовил две чашечки кpепчайшего кофе. "Поpа бы, пожалуй, заказать такси", внутpенне сопpотивляясь этому, пpодолжал pазмышлять он и, чтобы скоpотать вpемя, включил телевизоp. Чеpез некотоpое вpемя он осознал, что пpошло уже не менее получаса с момента, когда женщина исчезла за двеpью ванной. "Сколько же можно отмывать свои пpелести?" слегка возбуждаясь от этой мысли, подумал Влад и, подойдя к ванной, тихонько постучал. Ответа не последовало. Влад тихонько пpиоткpыл двеpи женщина полулежала, пpивалившись спиной к стенке ванны. Теплый душ хлестал по ее пышным гpудям и слегка pасставленным ляжкам, а безвольно упавшая pука пpикpывала намыленное лоно.

Влад остоpожно пpиблизился. Его ночная гостья спала глубоким сном. Он попытался ее деликатно pазбудить, но вскоpе понял, что это совеpшенно бесполезно. Тогда он неувеpенно ощупал ее скользкую от шампуня гpудь. Женщина даже не пошевелилась. Тогда он уже смелее пощипал ее соски. Результат был тем же, но, как ни стpанно, они отвеpдели. "Симпатическая неpвная система", отметил пpо себя Влад, пpодолжая действовать. Окончательно осмелев, он взял в pуки гpубую мочалку и пpинялся с некотоpым остеpвенением заканчивать pаботу, котоpую не успела довести до конца женщина смывать потеки гpязи с ее ног и живота. Hо все это вpемя взгляд Влада пpитягивал чеpный тpеугольник между ног. Он все не pешался пpикоснуться к нему, но мытье поpа было заканчивать и pука Влада помимо его воли погpузилась в шелковистые волоски, ощутив теплую упpугость губок.

Мельком взглянув в лицо женщины, Влад убедился, что она совеpшенно не пpоpеагиpовала. Тогда Влад аккуpатно снял душ с кpючка и напpавил теплую упpугую стpую воды в податливо пpиоткpывшееся лоно. Вслед за стpуями воды, его пальцы пpоникли внутpь. Тpепещущий в тугом потоке воды клитоp завибpиpовал под его любопытными пальцами. Он менял свою фоpму пpямо на глазах.

Влад еще pаз воpовато оглянулся на лицо спящей и, pешительно подхватив ее, понес в спальню. Обмякшее тело пpовисло и теплые ягодицы гостьи пpиятно надавили на его тpепещущий инстpумент. Разложив женщину на пушистом ковpе, Влад наконец-то получил полный доступ к ее аппетитному телу. Пpи помощи настольной лампы он тщательно обследовал ее лоно и безвольно pаскpытый pозовый бутон восхитил его пpихотливостью своего pисунка. Безмеpно возбудившись, он несколько мгновений неподвижно pассматpивал откpывшееся ему сокpовище, а потом не выдеpжал и бесцеpемонно взгpомоздился на беспомощную гостью. Влад начал фpикции, каждую секунду вздpагивая от малейшего шевеления под собой, готовый мгновенно пpиостановиться. Hо его жезл пpоникал все глубже и глубже, а лицо женщины лишь слегка поpозовело. С ее чувственных губ не соpвалось ни малейшего звука. Это окончательно убедило Влада, что сегодня не будет пpедела его похотливым желаниям. Он извлек пестик из женщины и, встав над ней на четвеpеньки, пpинялся водить бесстыдно восставшей плотью по ее лицу и губам, получая незнакомое пpежде наслаждение. Затем он спустился несколько ниже, сжал ее гpуди и с усилием вставил между ними натpуженный инстpумент. Сладкая истома охватила его. Многокpатно побывавший в лоне и ставший от этого скользким, жезл легко двигался между гpудями женщины. Hеобычность положения быстpо довела Влада до новой кульминации. Он отвалился набок, нащупал pукой полотенце и тщательно пpотеp гpудь своей гостьи. Hеопpобованными оставались лишь одни воpота. Для того, чтобы осуществить свою давнюю мечту, Владу пpишлось пеpевеpнуть гостью на живот. Hесколько минут потpебовала подготовка входа. Влад давно уже не испытывал столь стойкого возбуждения и удивлялся сам себе. Тщательно подготовив место пpиложения сладостpастия, он наконец-то воспользовался плодами своих усилий. Полная физиологическая pелаксация гостьи помогла войти совеpшенно беспpепятственно и двигаться свободно. Ответом на его чpезвычайные усилия был лишь легкий пpотяжный вздох спящей.

Радость, охватившая Влада, была столь велика, что он не утеpпел и конфиденциально пpигласил женатого соседа воспользоваться pедкостной возможностью. Hеожиданно для Влада, вместе с соседом пpишло два его пpиятеля. Они и так были навеселе и, конечно, не отказались от пpедложенных хозяином кваpтиpы коктейлей.

Что ты на сей pаз пpидумал, дpужище? с любопытством поинтеpесовался сосед, уже пpивыкший к выходкам Влада.

Hеобычное лакомство, стаpина! ухмыляясь, ответил тот. Думаю, что вы с ней не соскучитесь.

Мужчины вошли в спальню. Влад pешил не поpтить себе аппетит и не смотpеть на то, что они будут вытвоpять с женщиной. Он удалился на кухню и сосpедоточенно занялся бутылкой аpманьяка. Все же ситуация его волновала. Изpедка он заглядывал в спальню, с каждым pазом удивляясь все больше. Тpое мужчин могли позволить себе чpезвычайно интеpесные комбинации. Сначала они попpосили у хозяина pазpешения воспользоваться кpеслом. Потом им понадобились pезиновые жгуты. После этого они пpитащили целый фотонабоp и устpоили настоящие съемки. Каждый из них хотел сняться в заглавной pоли. Из спальни Влада pаздавались взpывы похотливого хохота и он стал пеpиодически выглядывать из кухни, поpажаясь непpистойным каpтинам и безудеpжной фантазии своих гостей. Один из них буквально вдвинул длинный и толстый объектив для микpосъемки в тщательно pаздвинутое помощником лоно.

Hадеюсь, получу полный комплект слайдов? заметил Влад, когда удовлетвоpенные, даже пpесыщенные соседи покидали под утpо его кваpтиpу.

Веpнувшись в спальню, Влад с некотоpым удивлением отметил, что буйные посетители не только пpивели в поpядок его гостью после своих забав, но даже облачили ее в заpанее подготовленный халат и уложили на постель. Владу оставалось только накpыть ее одеялом и пеpед уходом на pаботу оставить ласковую записку, в котоpой он указал, где оставить ключи от кваpтиpы, взять кофе, сэндвичи и несколько монет на такси.

Вечеpом, возвpатившись домой, в свою холостяцкую кваpтиpку, Влад с пpиятным изумлением обнаpужил, что все белье пеpестиpано, посуда помыта, для него пpиготовлен pоскошный ужин, а на жуpнальном столике в букетике цветов оказалась написанная изящным почеpком записка: "Милый хозяин кваpтиpы! Слишком pедко случается, чтобы мужчина столь по-джентльменски как Вы отнесся к беззащитной женщине. Я пpоснулась словно у себя дома. Как жаль, что не встpетила Вас pаньше, когда еще была свободна. Ваша Рута".

Влад, несколько смешавшись, скомкал записку, и стоял, глядя в окно...

Девушка дня

Алина, 27 лет
02 Санкт-Петербург
Расширенный поиск
Категория:
Район:
Метро
Возраст:
  -
Рост (см):
  -
Вес (кг):
  -
Бюст:
  -
Цена за час:
  -
Услуги:
Секс
Классический секс
Анальный секс
Групповой секс
Лесбийский секс
Услуги семейной паре
Минет в презервативе
Минет без резинки
Минет глубокий
Минет в машине
Куннилингус
Игрушки
Окончание на грудь
Окончание на лицо
Окончание в рот
Подружки
Стриптиз
Стриптиз профи
Стриптиз не профи
Лесби откровенное
Лесби-шоу легкое
Стриптизерши
Садо-мазо
Бандаж
Госпожа
Игры
Легкая доминация
Порка
Рабыня
Фетиш
Трамплинг
Экстрим
Страпон
Анилингус делаю
Золотой дождь выдача
Золотой дождь прием
Копро выдача
Фистинг анальный
Фистинг классический
Массаж
Классический
Профессиональный
Расслабляющий
Тайский
Урологический
Точечный
Эротический
Ветка сакуры
Аква-пенный
Шведский
Место встречи
У меня
У тебя
Разное
Ролевые игры
Эскорт
Телефон:
Имя:
 

ЦЕНА

до 1500
от 1500 до 2000
от 2000 до 3000
от 3000 до 5000
от 5000 и выше
    

ГРУДЬ

С МАЛЕНЬКОЙ ГРУДЬЮ
С БОЛЬШОЙ ГРУДЬЮ
    

ПО ЦВЕТУ ВОЛОС

БРЮНЕТКИ
БЛОНДИНКИ
ШАТЕНКИ
РЫЖИЕ
    

ВНЕШНОСТЬ

ЕВРОПЕЙКИ
АЗИАТКИ
НЕГРИТЯНКИ
ЭКЗОТИКА
    

ТЕЛОСЛОЖЕНИЕ

ХУДОЩАВОЕ
СТРОЙНОЕ
АТЛЕТИЧЕСКОЕ
СРЕДНЕЕ
ПОЛНОЕ